<< Главная страница

Роберт Силверберг. Седьмое святилище







(Представленная здесь повесть рассказывает об эпизоде из жизни понтифика Валентина. Война с метаморфами закончилась несколько лет назад, но процесс примирения еще не завершился.)


Неровная, усеянная камнями дорога пошла на последний крутой подъем перед спуском на равнину Велализьера. Валентин, ехавший во главе отряда, остановился на вершине, с изумлением глядя вниз. Ему показалось, что лежащая перед ним земля подверглась невероятным переменам со времени его последнего визита сюда.
- Подумать только, - растерянно произнес понтифик. - Это место изобилует сюрпризами, и вот один из них.
Под ними простиралась широкая плоская чаша засушливой равнины. Со своего наблюдательного пункта они должны были увидеть на востоке, на месте археологических раскопок, скопище занесенных песком руин. Некогда здесь стоял могучий метаморфский город, где в древние времена произошло чудовищное святотатство. Но теперь на том месте - это, конечно же, только иллюзия? - переливалась водная гладь, бледно-розовая по краям и жемчужно-серая в середине. Большое озеро, невесть откуда взявшееся.
Все прочие, кто был в отряде понтифика, тоже, разумеется, заметили это явление. Но понимают ли они, что это только мираж? Случайная комбинация солнечного света, пыли и палящего зноя над мертвым Велализьером создала это озеро, затопившее внезапно древний город.
Оно начиналось недалеко от холма, на котором стояли путники, и тянулось до стены из голубовато-серых каменных глыб, отмечавшей западную границу города. Самого Велализьера не было видно. Ни разрушенных храмов, ни дворцов, ни базилик, ни красных базальтовых блоков арены, ни голубого камня обширных жертвенных платформ, ни платков археологов, работающих здесь с прошлого года по указанию Валентина. Только верхушки шести узких пирамид, самых высоких сохранившихся сооружений доисторической столицы метаморфов, торчали над водой, словно острия кинжалов, воткнутых рукоятками в дно.
- Колдовство, - прошептал Тунигорн, старейший друг Валентина, занимавший при дворе понтифика пост министра внешних дел, чертя в воздухе священный знак. С годами Тунигорн стал очень суеверен.
- Вряд ли, - улыбнулся Валентин. - По-моему, это только игра света. И тут, словно по велению понтифика, налетевший с севера ветер развеял дымку, и озеро исчезло, словно призрак, каковым и было. Валентин и его спутники, оказавшись под голым, беспощадно голубым небом, увидели под собой настоящий Велализьер - унылые бурые развалины среди груд щебня и песка, все, что осталось от покинутого некогда метрополиса.
- Вышло, что вы были правы, ваше величество, - сказал Тунигорн, - но я уж предпочел бы колдовство. Озеро было красиво, а эти камни безобразны.
- Озеро или камни, все едино, - сказал герцог Насимонте Эберсинульский. Он проделал долгий путь из своего поместья на дальней стороне Лабиринта, чтобы присоединиться к экспедиции. - Это нехорошее место и всегда было таким. На месте вашего величества я построил бы плотину через реку Клайг, направил бы поток сюда и похоронил бы этот проклятый город с его мерзкой историей на глубине двух миль.
Валентин отчасти признавал, что это здравая идея. Легко было поверить, что мрачные чары древности все еще висят над этим местом, сохраняя свою власть.
Но он, разумеется, не мог отнестись к предложению Насимонте всерьез.
- Затопить священный город метаморфов? Прекрасно! Превосходный дипломатический ход, Насимонте. Чудесный способ установления гармонии между двумя расами!
Сапфировые глаза восьмидесятилетнего Насимонте, худощавого и крепкого, ярко сверкали под широким морщинистым лбом.
- Из ваших слов мы видим то, что и так известно, ваше величество: хорошо, что понтифик вы, а не я. Мне недостает вашей доброты и милосердия - особенно когда речь заходит о поганых перевертышах. Я знаю, вы их любите и хотите вывести из ничтожества, но по мне они всего лишь черви - и притом o$."(bk%.
- Полно, - сказал Валентин, улыбаясь по-прежнему, но уже с легким раздражением. - Восстание давно закончилось. Пора забыть былую ненависть раз и навсегда.
Насимонте в ответ только пожал плечами.
Валентин отвернулся, глядя на руины. Там их ждут тайны более глубокие, чем недавний мираж. Здесь произошло событие, не менее жуткое, чем те, что таились в печальном прошлом Велализьера: убийство.
Насильственная смерть от руки другого на Маджипуре была незаурядным происшествием. Для расследования этого случая Валентин и прибыл в Велализьер.
- Едем, - сказал он, пришпорив своего скакуна, и остальные последовали за ним вниз по каменистой дороге.


Руины вблизи выглядели менее мрачными, чем в два предыдущие посещения Валентина. Зимние дожди, вероятно, были обильнее, чем обычно, и на серых дюнах, среди перевернутых камней расцвели дикие цветы. Казалось, что эти желтые, красные, голубые и белые огоньки наполняют пространство музыкой. Стайка хрупких, яркокрылых келебекко порхала над цветами, насыщаясь нектаром, и мириады комаров-ферушей кружили густыми роями, сверкая в воздухе, как серебристая пыль.
Но не только цветы и насекомые существовали здесь. По дороге к Велализьеру в воображении Валентина замелькали странные, фантастические образы, словно вспыхивающие в воздухе за пределами его зрения. Поющие без слов о неоглядном прошлом Маджипура, они слетали с каменных глыб, маняще кружились вокруг и скакали как безумные над губчатой известковой почвой. Легкое малахитово-зеленое свечение, незаметное издали, шло отовсюду: должно быть, это яркий полдневный свет как-то взаимодействовал со светя щимися минералами скал. Но это было волшебное зрелище, какие бы причины его ни вызывали.
Эта нежданная красота подняла понтифику настроение, которое было непривычно мрачным с тех самых пор, как он неделю назад получил известие о страшной и загадочной смерти заслуженного метаморфского археолога Гуукаминаана среди этих самых руин. Валентин возлагал такие надежды на работы по раскопкам и восстановлению древней столицы - а теперь это убийство все испортило.
На низком песчаном плато впереди показались палатки археологов, пестрящие зелеными, темно-красными и алыми полосками. Сами ученые уже ехали к Валентину по каменистым улицам на тяжеловесных верховых животных; их было около полудюжины с главным археологом Магадоне Самбисой во главе.
- Ваше величество, - сказала она, спешившись и приветствовав понтифика особым почтительным жестом, - добро пожаловать в Велализьер.
Валентин с трудом узнал ее. Не прошло и года, как она представлялась ему в Лабиринте. Тогда это была энергичная, уверенная в себе женщина, крепкая и цветущая, с круглыми щеками и каскадом вьющихся рыжих волос, ниспадающим на спину. Теперь она как бы ссохлась, плечи ее поникли, глаза потускнели и ввалились, на исхудалом пожелтевшем лице прорезались морщины, волосы поредели и утратили свой блеск. Миг спустя Валентин уже справился со своим изумлением, но она успела заметить и выпрямилась, стараясь, видимо, проявить хотя бы частицу былой энергии.
Валентин хотел представить ее герцогу Насимонте, принцу Мириганту и остальным, но Тунигорн, выступив вперед, взял эту задачу на себя.
Было время, когда граждане Маджипура могли общаться с понтификом лишь при посредстве придворного, носившего титул верховного посредника. Валентин быстро отменил этот обычай, как и многие стеснительные правила этикета, но Тунигорн, консерватор по натуре, так и не смирился с этими переменами. Старик делал все, что мог, для сохранения священного ореола, окутывавшего некогда понтификов. Валентин находил это забавным и только изредка раздражался.
Археологов-метаморфов среди встречающих не было. Магадоне Самбиса взяла с собой только пятерых людей и одного гхайрога. Такое исключение метаморфов казалось странным. Тунигорн официально представил всех археоло гов Валентину, порядком исковеркав их имена - и лишь тогда отошел назад, позволив понтифику вступить в разговор с начальницей экспедиции.
- Как шли ваши раскопки - успешно? - спросил Валентин.
- Вполне, ваше величество - до тех пор, пока... - И она сделала головой и руками жест, выражавший разом горе, шок, непонимание и беспомощность.
Это убийство для нее и для всех здесь казалось неожиданной, страшной потерей, невосполнимой, как смерть близкого родственника.
- Да, я понимаю.
Валентин расспрашивал ее ласково, но твердо. Не было ли в последнее время сделано каких-либо важных открытий? Не вскрылись ли новые улики? Не считают ли кого-то виновным в убийстве? Есть ли подозреваемые? Не угрожали ли археологам дальнейшими покушениями?
Но ничего нового не произошло. Убийство Гуукаминаана так и осталось вопиющей неожиданностью, нарушившей мирную жизнь лагеря. Убитого передали его соплеменникам для погребения, сказала Магадоне Самбиса, невольно содрогнувшись при этом всем телом. Теперь археологи стараются позабыть о своем горе и продолжить работу.
Ей явно тяжело было говорить об этом, и она переменила разговор, как только смогла.
- Вы, должно быть, устали с дороги, ваше величество. Позвольте проводить вас в ваше жилище?
Для понтифика и его свиты поставили три новых палатки. Путь к ним лежал через зону раскопок. Валентину приятно было видеть, как хорошо движется работа по расчистке города от цепких ползучих сорняков, которые столько лет оплетали эти древние камни.
По дороге Магадоне Самбиса без умолку трещала о достопримечательностях этого места, как будто Валентин был туристом, а она - его гидом. Вон там виден полуразрушенный, но все еще величественный акведук. Там - выщерб ленная овальная чаша арены. А вот большой церемониальный бульвар, вымощенный гладкими зеленоватыми плитами.
На этих плитах и спустя двадцать тысяч лет виднелись иероглифы метаморфов, загадочные витиеватые символы, врезанные глубоко в камень. Даже сами метаморфы не могли расшифровать их теперь.
Женщина изливала поток археологических и мифологических подробностей, едва успевая переводить дыхание. В этом чувствовалась неловкость почти панического свойства, вызванная присутствием понтифика Маджипура. Валентин уже привык к таким вещам, но Велализьер он посещал не впервые и был знаком почти со всем, о чем она рассказывала. А Магадоне Самбиса выглядела такой усталой и подавленной, что ему жаль было видеть, как она тратит столько сил на эти сумбурные речи.
Но она не умолкала. В это время они шли мимо огромного и очень ветхого здания - казалось, чихнешь, и оно обрушится.
- Это называется дворцом Последнего Царя. Название, возможно, неверное, но так его зовут пьюривары, и мы тоже пользуемся этим именем за неимением лучшего.
Она сказала "пьюривары", отметил про себя Валентин. Ученые всегда пользуются этим словом, никогда не называют коренных жителей планеты перевертышами или метаморфами, как обыкновенные люди. Надо будет запомнить.
У руин дворца Магадоне Самбиса изложила им легенду о мифическом Последнем Царе, при котором и произошло кощунство, заставившее древних метаморфов покинуть свой город. Могла бы и не рассказывать - кто же не знает этой жуткой истории?
Однако все вежливо выслушали ее рассказ о том, как много тысяч лет назад, задолго до появления на Маджипуре первых человеческих поселенцев, метаморфы Велализьера в припадке необъяснимого безумия выловили из океана двух живых морских драконов, разумных существ громадной величины и невероятной интеллектуальной мощи, которых сами же считали богами. Жителей моря взвалили на жертвенные платформы, изрезали ножами на куски и сожгли на костре перед Седьмой пирамидой, как подношение еще более могущественным богам, в которых царь и его подданные с недавних пор уверовали.
Легенда гласила, что простой народ дальних провинций, узнав об этой ужасающей бойне, двинулся на Велализьер и сравнял с землей храм, у которого совершилось кощунственное жертвоприношение. Пришельцы предали смерти Последнего Царя, разрушили его дворец, а согрешивших горожан изгнали в пустыню. Акведук тоже был разрушен; реки, снабжавшие город водой, загорожены плотинами, и Велализьер превратился в проклятое место, на протяжении веков населенное лишь ящерицами и пауками.
Дальше Валентин и его спутники двигались молча. Показались шесть заостренных пирамид, самые известные памятники Велализьера. Ближайшая стояла за самым дворцом Последнего Царя, остальные пять располагались по прямой линии, ведущей на восток.
- Была и Седьмая пирамида, - сказала Магадоне Самбиса, - но ее разрушили сами пьюривары перед уходом из города. От нее осталась только груда камней. Мы думали начать там работу на прошлой неделе, но тогда как раз... - Женщина запнулась и отвела взгляд.
- Да, - мягко сказал Валентин. - Конечно.
Их дорога теперь пролегала между двумя колоссальными платформами из гигантских глыб голубого камня, которые современные метаморфы называли Столами Богов. Даже и теперь, заваленные мусором двадцати тысячелетий, они возвышались над равниной на десять футов, и на них могли разместиться многосотенные толпы.
- Вы знаете, что это такое, ваше величество? - тихим похоронным голосом спросила Магадоне Самбиса.
- Да, - кивнул он. - Алтари для жертвоприношений. Здесь и произошло Кощунство.
- Верно. И Гуукаминаана тоже убили здесь. Я могу показать вам это место - это недолго.
Чуть дальше по дороге виднелась лестница, сложенная из того же голубого камня, что и сами платформы. Она вела на вершину западного помоста. Магадоне Самбиса спешилась и быстро поднялась наверх. На верхней ступеньке она подала Валентину руку, хотя понтифик поднимался без труда, сохранив почти всю бодрость своих молодых лет. Однако из учтивости он подал ей руку, она же - решив, возможно, что простой женщине не подобает прикасаться к понтифику-в последний момент убрала свою. Валентин с усмеш кой все-таки удержал ее и взошел наверх.
Старый Насимонте резво поднялся следом, за ним кузен и доверенный советник Валентина принц Миригант, у которого на плече сидел маленький вроонский мудрец Аутифон Делиамбер. Тунигорн остался внизу, не желая, видимо, иметь ничего общего с местом бойни и святотатства.
Поверхность алтаря, выщербленная временем, поросшая сорной травой, испещренная красными и зелеными пятнами лишайника, простиралась далеко. Трудно было представить, как даже великое множество метаморфов, этих хрупких, словно бескостных существ, могло нагромоздить такое количество каменных блоков.
Магадоне Самбиса указала на метку из желтой ленты в форме шестиконечной звезды, прикрепленную к камню в дюжине футов от них.
- Мы нашли его здесь. Точнее, часть его. А другую часть вот тут. - Еще одна метка виднелась слева, футах в двадцати от первой. - И тут. - Третья желтая звезда.
- Так труп был расчленен? - поразился Валентин.
- Да. Видите, пятна крови видны повсюду. - Магадоне Самбиса помедлила, и Валентин заметил, что она дрожит. - Мы нашли все, кроме головы. Голова отыскалась в другом месте, в руинах Седьмой пирамиды.
- Стыда у них нет, - выпалил Насимонте. - Хуже зверей. Надо было вывести их всех под корень.
- Кого это? - спросил Валентин.
- Вы знаете, о ком я говорю, ваше величество. Очень хорошо знаете.
- Ты думаешь, эта работа перевертышей?
- О нет, ваше величество! - ехидно запротестовал Насимонте. - Как я мог подумать такое? Это, конечно, кто-то из наших. Из профессиональной зависти, скажем, из-за того, что покойник совершил какое-то открытие, которое наши хотели присвоить себе. Вы ведь так полагаете, Валентин? Вы верите, что найдется человек, способный на такое зверство?
- Мы для того и приехали, чтобы разобраться в этом, мой друг, - примирительно сказал Валентин. - Пожалуй, еще рано делать какие-то выводы.
Глаза Магадоне Самбисы чуть не вылезли из орбит - так потрясла ее дерзость Насимонте, посмевшего спорить с самим понтификом.
- Быть может, проедем теперь в лагерь? - спросила она. Как странно, думал Валентин, пока они ехали мимо груд камня, как странно очутиться опять среди этих чуждых, колдовских руин. Зато он, по крайней мере, вырвался из Лабиринта. Хуже Лабиринта, по его мнению, не было уже ничего.
Это был его третий визит в Велализьер. Первый состоялся давно, когда Bалентин еще был короналом, в тот странный период его жизни, когда узурпатор Доминин Барьязид захватил его трон. Тогда Валентин остановился здесь с горсточкой сторонников - Карабеллой, Насимонте, Слитом, Эманаром, Делиамбером и другими - во время своего похода на север, к Замковой горе, с целью отнять свой трон у ложного коронала.
Валентин был молод тогда, а теперь уже нет. Он понтифик Маджипура вот уже девять лет, а до того четырнадцать был короналом. В его золотистых волосах появились белые нити, и он, хотя и сохранил мускулы и выправку атлета, уже чувствует первые признаки возраста.
В тот первый раз в Велализьере он поклялся, что расчистит руины от сорных трав и пришлет сюда археологов для исследования и восстановления древних зданий. Он собирался привлечь к этой работе и вождей метаморфов. Таким образом туземцы, презираемые и гонимые в прошлом, могли занять более значительное место в жизни Маджипура. Валентин знал, что метаморфы кипят от гнева и что их нельзя больше держать в резервациях, где вынуждали их жить его предшественники.
Он сдержал свою клятву и вернулся в Велализьер годы спустя - посмотреть, каких успехов добились археологи.
Но метаморфы, возмущенные вторжением Валентина на их запретную территорию, наотрез отказались участвовать в экспедиции, чего он совершенно не ожидал.
Скоро он убедился, что метаморфы вовсе не против восстановления Велализьера, но намерены сделать это сами - когда прогонят человеческих захватчиков и прочих чужаков с Маджипура и вновь возьмут планету в свои руки.
Восстание метаморфов, тайно подготавливаемое в течение многих лет, разразилось вскоре после того, как Валентин вернул себе трон. Первая группа археологов, посланная Валентином в Велализьер, успела лишь предварительно расчистить кое-какие участки и набросать карты местности. На время войны работы пришлось прекратить.
Боевые действия закончились победой Валентина. Составляя мирный договор, он постарался отменить как можно больше ограничений, вызывавших недовольство метаморфов. Данипьюр - таков был титул их королевы - была допущена к власти как полноправная правительница наряду с понтификом и короналом. Сам Валентин как раз тогда переместился с трона коронала на трон понтифика и вспомнил о своем плане восстановления Велализьера. Но теперь он позаботился, чтобы это происходило в тесном сотрудничестве с метаморфами. Их археологи должны были работать бок о бок с учеными из северного Аркилонского университета, которым он поручил эту задачу.
За прошлый год было сделано немало, чтобы поднять руины из забвения, в котором они столь долго пребывали. Но теперь это уже не радовало Валентина. Ужасная смерть, постигшая маститого метаморфского археолога на древнем алтаре, показывала, что в этом месте действуют какие-то злые силы. Гармония, которую, как он полагал, принесло миру его правление, оказалась куда более шаткой, чем ему представлялось.


К тому времени, как Валентин обосновался в своей палатке, стало смеркаться. По обычаю, против которого он был бессилен, его поселили одного, а его супруга Карабелла на этот раз осталась в Лабиринте. Она и его всеми силами пыталась удержать от поездки. Тунигорн, Миригант, Наси монте и вроон заняли вторую палатку, а в третьей разместилась охрана.
Валентин вышел в вечерний сумрак. Зажглись ранние звезды, и на горизонте виднелось зарево Большой Луны. Воздух был сух до треска - казалось, его можно разорвать руками, как бумагу, и на пальцах останется пыль. Странный покой царил здесь, нездешняя тишина.
Зато здесь он под открытым небом и смотрит на настоящие звезды, и здешний воздух, хоть и сухой, тоже настоящий, а не искусственный, как в городе понтификов. Валентин был благодарен за это.
Вообще-то ему не полагалось покидать Лабиринт.
Его место как понтифика там, глубоко под землей, где многочисленные ярусы укрывают его от обыкновенных смертных. Коронал, младший правитель, живущий в замке на сорок тысяч комнат на заоблачной вершине Замковой горы, - вот активная фигура, представляющая собой монархическую власть Маджипура. Но Валентин терпеть не мог сырой Лабиринт, где высокий сан вынуждал его жить, и пользовался каждым случаем, чтобы улизнуть оттуда.
А в этом случае его вмешательство было прямо-таки обязательным. Убийство Гуукаминаана - серьезное дело, требующее расследования на высочайшем уровне, а коронал Хиссьюн как раз отбыл на далекий континент Зимроэль. Пришлось понтифику заменить его.
- Любишь смотреть на небо, да? - Герцог Насимонте приковылял из своей палатки и стал рядом. В его хриплом голосе слышались нежные ноты. - Понимаю дружище. Хорошо понимаю.
- Я редко вижу звезды, Насимонте, там, где мне приходится жить.
- Приходится? - хмыкнул герцог. - Самый могущественный человек на свете - всего лишь узник? Сколько в этом иронии! Как печально!
- Я знал с того самого дня, как стал короналом, что когда-нибудь мне придется жить в Лабиринте. И я попытался примириться с этим. Ты же знаешь, я никогда и не думал быть короналом. Если бы Вориакс остался жив...
- Да, Вориакс... - Брат Валентина, старший сын верховного советника Дамиандана, которого с детства готовили к тому, чтобы занять трон Маджипура. Насимонте пристально посмотрел на Валентина. - Ведь это метаморф сразил его тогда в лесу? Теперь-то доказано?
- Какая теперь разница, кто убил его? - неохотно сказал Валентин. - Он умер, и его трон перешел ко мне, как к другому сыну нашего отца. Я никогда и не мечтал носить эту корону. Все знали, что она предназначена Вориаксу.
- Но его ждала иная судьба. Бедный Вориакс.
- Да, бедный Вориакс. Стрела поразила его, когда он охотился в лесу на восьмом году своего корональства - стрела из лука какого-то метаморфа, затаившегося в чаще. Приняв корону своего погибшего брата, Валентин обрек себя на неизбежное сошествие в Лабиринт, когда старый понтифик умрет и он, коронал, займет его место.
- Ты верно сказал - так распорядилась судьба. И теперь я понтифик. Но я просто не могу все время сидеть под землей - и не стану.
- Да кому какое дело? Понтифик может поступать, как ему угодно.
- Да, но не выходя за рамки закона и обычая.
- Ты сам творишь закон и обычай, Валентин. Ты всегда так поступал.
Валентин понимал, что Насимонте имеет в виду. Понтифик всегда был не совсем обычным монархом. Во время своего изгнания он скитался по свету как бродячий циркач, забыв о своем титуле из-за амнезии, которой наделили его сторонники узурпатора. Эти годы изменили его необратимо, и он, даже вернув себе свои права, продолжал вести себя так, как немногие короналы до него: общался с народом, весело проповедуя мир и любовь - и это в то время, когда метаморфы готовили свою тщательно выношенную войну против ненавистных завоевателей.
И когда война наконец вынудила Валентина принять сан понтифика, он тянул сколько мог, прежде чем сдать верхний мир своему протеже Хиссьюну и спуститься в подземное царство, столь чуждое его солнечной натуре.
За девять лет своего понтификатства он пользовался любым предлогом, чтобы выйти наружу. Все понтифики до него покидали Лабиринт разве что раз в десять лет, и то лишь затем, чтобы присутствовать на торжественной церемонии в замке коронала. Но Валентин убегал при малейшей возможности и шатался по свету, как будто по-прежнему должен был совершать Выходы, входившие в обязанности коронала. Хиссьюн в таких случаях проявлял большое терпение, но Валентин не сомневался, что молодого коронала раздражает столь частое появление старшего монарха на публике.
- Я меняю то, что считаю нужным, - сказал Валентин. - Но ради Хиссьюна я обязан лезть на глаза как можно реже.
- Ну, теперь, во всяком случае, ты вылез из-под земли!
- Так-то оно так, но на этот раз я охотно бы остался. Только потому, что Хиссьюн в Зимроэле...
- Как же, как же. У тебя просто не было выбора. Кроме тебя, это следствие никто провести не мог. - Они помолчали. - Скверное дело - это убийство, - сказал наконец Насимонте. - Подумать только - раскидали куски этого бедолаги по всему алтарю! Тьфу!
- А с ним, боюсь, пришел конец и нашим стараниям наладить отношения с метаморфами.
- Ты думаешь, тут замешана политика?
- Кто его знает. Но я опасаюсь худшего.
- Ты? Неисправимый оптимист?
- Правильнее было бы назвать меня реалистом, Насимонте. Реалистом.
- Как будет угодно вашему величеству, - засмеялся старый герцог. И снова наступила пауза, еще длиннее предыдущей. Потом Насимонте заговорил уже спокойнее: - Я должен попросить у тебя прощения, Валентин. Я был слишком резок сегодня, говоря о перевертышах как о гадах, которых следует истребить. Ты же знаешь, в самом-то деле я так не думаю. Я старый человек и могу порой ляпнуть такое, что сам себе удивляюсь.
Валентин кивнул, но промолчал.
- И еще мне не следовало говорить, что археолога убил кто-то из его сородичей. Ты верно сказал - выводы делать еще рано. Мы еще и не начинали собирать улики. Непростительно с моей стороны утверждать...
- Напротив, Насимонте. Очень даже простительно.
- Ваше величество? - растерялся герцог.
- Не будем играть в игры, дружище. Здесь нет никого, кроме нас с тобой, и мы можем говорить правду без прикрас, не так ли? Да, я сказал тебе, что рано делать выводы, но этот вывод так очевиден, что напрашивается сам собой. Нет никакой рациональной причины, чтобы кто-то из археологов-людей - или гхайрогов, если на то пошло, - вздумали убить одного из своих коллег. Впрочем, я не вижу, зачем это могло бы понадобиться кому бы то ни было. Убийство - такая редкость, Насимонте. Нам не понять мотивов того, кто способен это совершить, - однако кто-то тем не менее это сделал.
- Верно.
- А чьи мотивы нам понять труднее всего? По моей логике, убийцей почти наверняка должен быть перевертыш - участник экспедиции или тот, кто пришел извне с заранее обдуманным намерением убить.
- Да, это резонно. Но зачем было перевертышу убивать одного из своих?
- Даже представить себе не могу. Потому мы и приехали сюда в качестве следователей. И у меня такое чувство, что ответ, когда мы его найдем, не доставит мне удовольствия.


Археологи ужинали на открытом воздухе, под ясным черным небом с ослепительными звездами, льющими холодный свет на таинственные руины. Валентин познакомился со всей командой Магадоне Самбисы. В ней было семна дцать археологов: шесть человек, двое гхайрогов и восемь метаморфов. Все они казались мирными существами, настоящими учеными. Воображение Валентина отказывалось представить, чтобы кто-то из них мог убить и расчленить своего почтенного коллегу.
- Это единственные лица, которые имели доступ в зону раскопок? - спросил понтифик Магадоне Самбису.
- Днем там, разумеется, работают землекопы.
- Ага. А где они теперь?
- У них своя деревня - там, за последней пирамидой. Они уходят туда на закате и возвращаются только к началу рабочего дня.
- Понятно. И много их там?
Магадоне Самбиса посмотрела через стол на бледного длиннолицего метаморфа с сильно скошенными внутрь глазами. Это был ее помощник Каастисиик, отвечавший за рабочую силу.
- Как по-вашему? Около сотни?
- Сто двенадцать. - И Каастисиик стиснул свой маленький щелистый рот, весьма гордясь собственной точностью.
- И большинство из них пьюривары? - спросил Валентин.
- Они все пьюривары, - ответила Магадоне Самбиса. - Мы сочли за лучшее использовать только туземных рабочих, поскольку мы не только раскапываем город, но в каком-то смысле восстанавливаем его. Пьюривары не возражают против присутствия чужих археологов, но восстановление города человеческими руками крайне обидело бы их.
- Вы нанимали их прямо здесь, на месте?
- В непосредственной близости от руин нет никаких поселений, ваше величество. Да и в близлежащих провинциях живет не так много пьюриваров. Их пришлось везти издалека - многих из самого Пьюрифайна. Валентин поднял брови. Из Пьюрифайна?! Пьюрифайн был далекой зимроэльской провинцией, очень далекой, по ту сторону Внутреннего моря. Восемь тысяч лет назад землянин-завоеватель Стиамот, сокрушивший все надежды пьюриваров сохранить свою независимость, загнал уцелевших метаморфов во влажные джунгли Пьюри файна и учредил там резервацию для них. Хотя старые ограничения давно уже были отменены и метаморфам разрешали селиться, где они пожелают, !.+lh(-ab". из них так и осталось в Пьюрифайне. В этих субтропических краях и зародилось подпольное движение мятежного Фараатаа, и оттуда же восстание, словно поток раскаленной лавы, хлынул на мирный Маджипур.
- Полагаю, вы их всех опросили? - осведомился Тунигорн. - Выяснили, кто где был в момент убийства?
- Разве я должна была рассматривать их как подозреваемых? - растерялась Магадоне Самбиса.
- Они и есть подозреваемые, - заметил Тунигорн.
- Это простые землекопы и чернорабочие, принц Тунигорн. Убийц среди них нет - я это точно знаю. Они преклонялись перед доктором Гуукаминааном. Видели в нем хранителя своего прошлого, почти священную особу. Невозможно поверить!
- В этом самом месте двадцать лет назад, - заговорил Насимонте, глядя в пространство, - здешний царь, как вы нам сами напомнили, велел забить на платформах двух огромных морских драконов. Из ваших собственных слов яв ствует, что тогдашние перевертыши почитали морских драконов еще более, чем ваши рабочие доктора Гуукаминаана. Их называли "водяными царями", давали им, если я правильно помню, имена, относились к ним, как к старшим братьям, и обращали к ним молитвы. Тем не менее здесь, в Велализьере, состоялось кровавое жертвоприношение, которое сами же перевертыши по сей день именуют Кощунством. Разве не так? Позвольте мне тогда предположить, что если царь мог поступить таким образом, то нет ничего невероятного в том, что и ваши рабочие по какой-то причине решили поступить так же со злосчастным доктором Гуукаминааном на том же алтаре.
Магадоне Самбиса казалась ошеломленной, как будто Насимонте нанес ей удар по лицу. Она ответила не сразу, и голос ее звучал хрипло:
- Как можно использовать древний миф, легенду против группы невинных, безобидных...
- Стало быть, это миф и легенда, когда вам нужно защитить своих безобидных, как вы говорите, рабочих, - и неоспоримый исторический факт, когда вы хотите внушить нам почтение к этой куче старых камней?
- Прошу вас, герцог. - Валентин бросил гневный взгляд на Насимонте и спросил Магадоне Самбису: - В какое время суток произошло убийство?
- Поздней ночью - после полуночи, судя по всему.
- Я был последним, кто видел доктора Гуукаминаана, - сказал один из метаморфов, хрупкий, с кожей красивого изумрудного оттенка. Его звали Во-Симифон, и Магадоне Самбиса представила его как специалиста по древней пьюриварской письменности. - Мы поздно засиделись в нашей палатке, обсуждая надпись, найденную накануне. Буквы были очень мелкими. Доктор Гуукаминаан пожаловался на головную боль и сказал, что пойдет прогуляться, а я лег спать. Больше он не вернулся.
- Отсюда до жертвенных платформ путь неблизкий, - заметил Миригант.
- Нужно не меньше получаса, чтобы добраться до них, а то и больше для существа его лет. Он ведь был уже стар?
- Но если кто-то встретил его около лагеря, - добавил Тунигорн, - и заставил дойти до платформ...
- Лагерь кто-нибудь охраняет ночью? - спросил Валентин.
- Нет. Мы не видели в этом необходимости.
- А сами раскопки? Они ничем не огорожены?
- Нет.
- Тогда любой мог уйти из рабочей деревни, когда стемнело, - сказал Валентин, - и ждать на дороге, когда доктор Гуукаминаан выйдет. - Понтифик посмотрел на Во-Симифона. - Покойный имел привычку гулять перед сном?
- Нет, насколько я помню.
- Но если бы он все-таки решил прогуляться ночью, разве он предпринял бы такую дальнюю прогулку?
- Он был вполне крепок для своего возраста - но, конечно, вряд ли стал бы уходить так далеко.
- Скорее всего. - Валентин снова обратился к Магадоне Самбисе: - Боюсь, нам придется опросить ваших рабочих. И всех ученых тоже. Вы же понимаете, что в данный момент мы не можем исключить никого.
- Я тоже нахожусь под подозрением, ваше величество? - сверкнула глазами она.
- Пока что не подозревается никто - и в то же время все. Не хотите же вы внушить мне, что доктор Гуукаминаан покончил с собой, расчленив свое тело и разбросав его куски по всей платформе.


Ночь была прохладной, но утром солнце взлетело на небо с невероятной быстротой, и воздух почти сразу же начал дрожать от зноя. Магадоне Самбиса сказала, что надо поскорей приступать к работе, поскольку к полудню жара станет совсем уж невыносимой.
Валентин был уже готов, когда она зашла за ним вскоре после рассвета. По его просьбе его сопровождали только телохранители, без придворных. Тунигорн ворчал по этому поводу, и Миригант тоже. Но она стояла на своем: она предпочитает, чтобы сегодня понтифик сопровождал ее один - когда же он увидит то, что она хочет ему показать, он сможет поделиться информацией с остальными.
Она повела Валентина к Седьмой пирамиде - вернее, к тому, что осталось от нее, то есть к урезанному основанию, квадратному сооружению со сторонами по двадцать футов и пяти-шести футов высотой. Пирамида была сложена из того же красноватого базальта, что арена и многие другие обще ственные здания. Восточное постамента валялись разбитые куски верхней части, разбросанные на обширном пространстве, точно какой-то рассерженный великан хлопнул по западной грани пирамиды своей ручищей и разбил ее вдребезги. На расстоянии примерно пятисот футов виднелась острая верхушка нетронутой Шестой пирамиды, торчащая над купой низеньких корявых деревьев, а дальше выстроились остальные пять, ведущие к царскому дворцу.
- Согласно пьюриварским преданиям, - сказала Магадоне Самбиса, - жители Велализьера каждую тысячу лет устраивали большой праздник и каждый раз строили пирамиду в честь этого события. Это не расходится с истиной, насколько нам удалось установить возраст шести сохранившихся пирамид. Эта, как нам известно, была последней в ряду. Если верить легенде, - и она многозначительно посмотрела на Валентина, - ее построили в честь того самого празднества, на котором произошло Кощунство. Постройка только-только завершилась, когда в город вторглись жители провинций, пришедшие наказать горожан за совершенное ими преступление.
Магадоне Самбиса провела Валентина на северную сторону разрушенной пирамиды. Отойдя футов на пятьдесят от основания, она остановилась. Верхний слой почвы здесь был аккуратно срезан, и Валентин увидел прямоугольное отверстие, достаточно широкое для человека, а за ним ход, ведущий обратно к пирамиде.
К большому камню слева от раскопа была прикреплена метка из желтой ленты в форме звезды.
- Это здесь вы нашли голову? - спросил Валентин.
- Не здесь. Внизу. Не желаете ли спуститься, ваше величество?
Валентина к пирамиде сопровождали шестеро охранников: великанша-воительница Лизамон Гультин, его личный телохранитель, сопутствовавшая ему во всех путешествиях еще с его цирковых дней; двое громадных косматых скандаров; пара гвардейцев, которых он унаследовал от своего пред шественника, и даже один метаморф, Ааризиим, перешедший к Валентину от мятежного Фараатаа в последние часы восстания. Все шестеро выказали намерение спуститься вниз вместе с понтификом, хотя Лизамон и скандары были слишком велики, чтобы пролезть в отверстие. Но Магадоне Самбиса энергично потрясла головой, и Валентин, улыбнувшись, сделал им знак остаться наверху.
Женщина зажгла фонарик и спустилась в лаз. Крутые земляные ступени вели вниз на глубину девять-десять футов, где проход неожиданно становился ровным и начинался пол, вымощенный плитами гладкого зеленого камня. Магадоне Самбиса посветила на одну из плит, и Валентин увидел глубоко врезанные иероглифы вроде тех, что украшали церемониальный бульвар у царского дворца.
- Это наше крупное открытие, - сказала Магадоне Самбиса. - Оказалось, что под каждой из семи пирамид существуют святилища, о которых прежде никто не подозревал. Около полугода назад мы работали у Третьей пирамиды, стараясь укрепить ее фундамент, и обнаружили одно из них. Оно было разграблено скорее всего еще в древности. Но это все равно была выдающаяся находка, и мы принялись искать такие же святилища под остальными пятью уце левшими пирамидами. И нашли их, тоже разграбленные. Мы не стали тогда раскапывать седьмое святилище, сочтя, что ничего интересного там не увидим: ведь его, вероятно, разграбили в то же время, когда разрушили /(` ,($c. Но потом мы с Гуукаминааном решили, что не помешает проверить, и проложили ход, в котором мы сейчас находимся. Примерно через день мы докопались до этих плит. Пойдемте.
Они углубились в подземный ход, где могли уместиться в ряд четверо человек. Стены, выложенные тонкими пластинами черного камня, похожими на корешки книг, восходили к сводчатому потолку из того же камня. Это была искусственная работа, явно выполненная руками древних мастеров. Даже воздух здесь был древний, затхлый, безжизненный. Он оставлял мертвенный вкус в ноздрях Валентина.
- Такие помещения называются у нас церемониальными камерами, - пояснила Магадоне Самбиса. - Вероятно, жрецы использовали его для принесения жертв.
Луч ее фонарика упал на белую стену, загораживающую проход прямо перед ними.
- Это что, фундамент пирамиды? - спросил Валентин.
- Нет. Это стена святилища, примыкающая к фундаменту. Сама пирамида находится по ту ее сторону. Остальные святилища примыкают к своим пирамидам точно таким же образом. Вся разница в том, что все прочие святилища были взломаны, а это не тронуто.
Валентин тихо присвистнул.
- И что же, по-вашему, находится там, внутри?
- Мы не имеем об этом ни малейшего представления. Мы откладывали вскрытие святилища, ожидая, когда коронал Хиссыон вернется из своего путешествия в Зимроэль, чтобы и вы, и он могли присутствовать при этом событии. Но потом... это убийство...
- Да-да. Но не странно ли, что разрушители снесли Седьмую пирамиду до основания, а святилище под ней не тронули? По логике, они должны были разграбить его дочиста.
- Ну, а если там было замуровано что-то, чего они не хотели касаться? Это, конечно, только гипотеза. Мы, возможно, никогда не узнаем правды, даже когда откроем святилище - если откроем.
- Если?
- С этим могут быть проблемы, ваше величество. Я имею в виду политические проблемы. Мы обсудим их позднее - сейчас не время.
Валентин кивнул и посмотрел на ряд ниш дюймов девять глубиной и фут высотой, выдолбленных в стене примерно в восемнадцати дюймах над полом.
- Они предназначены для жертвоприношений?
- Совершенно верно. - Магадоне Самбиса осветила ниши справа налево. - В нескольких мы нашли микроскопические следы засохших цветов, в других были черепки и яркие камешки - они и сейчас там лежат. И останки животных. - Она помолчала. - А вон там, в крайней левой нише... - Фонарик задержался на желтой звезде, прикрепленной к задней стенке углубления.
- Значит, это там? - ахнул Валентин.
- Да, там лежала голова Гуукаминаана. Аккуратно помещенная в центр ниши, лицом наружу. Приношение своего рода, я полагаю.
- Но кому? И зачем?
Магадоне Самбиса пожала плечами.
- Вернемся, ваше величество. В этом воздухе лучше не оставаться долго. Я просто хотела показать вам, где расположено святилище. И где мы нашли недостающую часть доктора Гуукаминаана.


Позже, когда к ним присоединились Насимонте, Тунигорн и остальные, Магадоне Самбиса показала Валентину еще одно важное открытие, сделанное экспедицией: необычное кладбище, где древние обитатели Велализьера хоронили своих мертвых.
Вернее, фрагменты своих мертвых.
- Видимо, ни в одной из могил нет цельного мертвого тела. В каждом вскрытом нами погребении мы находили только крошечные частицы - палец там, ухо здесь, губу, палец ноги. Или какой-нибудь внутренний орган. Каждый кусочек тщательно набальзамирован, помещен в красивый каменный ларец и захоронен под своим надгробным камнем. Часть целого, вид метафорического погребения.
Двадцатитысячелетнее кладбище метаморфов было одним из самых удивительных зрелищ, какие Валентин видел среди множества диковин, на которые столь щедр Маджипур.
Оно занимало участок не более ста футов в длину и шестидесяти в ширину a`%$( пустынных, заросших травами дюн в конце одного из мощеных бульваров, пересекающих город с севера на юг. На этом клочке земли помещалось около десяти тысяч могил, плотно стиснутых вместе. Могильные камни напирали один на другой, перекошенные в разные стороны так, что в глазах рябило.
В свое время, вероятно, каждый камень любовно ставился под прямым углом над ларцом, вмещавшим избранную для погребения частицу усопшего. Но с течением веков могил на маленьком кладбище становилось все больше и больше, и в конце концов им стало тесно. На каждом квадратном ярде помещалось несколько дюжин.
Камни продолжали воздвигаться, невзирая на соседние, и более старые клонились набок. Теперь они напоминали лес, пострадавший от жестокой бури или сильнейшего землетрясения. Здесь не было и двух надгробий, которые сто яли бы под тем же углом.
На каждой из маленьких стел из бурого песчаника, с ладонь шириной и около пятнадцати дюймов высотой, точно на треть от вершины был вырезан один-единственный иероглиф, затейливый и сложный - такие встречались и в других частях города. Ни один из них не походил на другой. Что это было - имена покойных? Молитвы, обращенные к давно забытому богу?
- Мы не имели представления о том, что оно находится здесь, - сказала Магадоне Самбиса. - Это первое место захоронения, обнаруженное в Велализьере.
- Могу это засвидетельствовать, - весело подмигнул Насимонте. - Я ведь и сам пробовал копать здесь когда-то. Охотился за сокровищами - в то время ложный Валентин прогнал меня с моей земли, и я жил, как бандит, в этой пустыне. Но ни одной могилы я так и не нашел. Ни единой.
- Вот и мы не находили, как ни старались, - сказала Магадоне Самбиса. - На это место мы наткнулись по чистой случайности. Оно было укрыто под десятью-двадцатью футами песка, и никто не подозревал о его существовании. Но однажды зимой над равниной пронесся ужасающий смерч. Он с полчаса стоял над этой частью города, а когда прошел, то оказалось, что целая дюна сметена, а под ней открылась вот эта коллекция надгробий. Вот посмотрите.
Став на колени, она разгребла тонкий слой песка под одним из камней, и показалась крышка из полированного серого камня. Магадоне Самбиса отковырнула ее и отложила в сторону.
Тунигорн издал звук, выражающий отвращение. Валентин заглянул в ящичек и увидел там нечто вроде сморщенного куска темной кожи.
- И так везде. Символическое захоронение, требующее минимального пространства. Очень эффективно, если учесть, какое огромное население должен был иметь Велализьер в период своего расцвета. Здесь помещалась лишь частица мертвого тела, обработанная столь искусно, что все они со хранились до наших дней. Остальное, насколько нам известно, выбрасывалось на холмы за городом, где подвергалось естественному разложению. Тела пьюриваров разлагаются очень быстро - мы до сих пор не нашли никаких следов.
- А как это соотносится с современным погребальным ритуалом метаморфов? - спросил Миригант.
- Мы почти ничего не знаем о современном погребальном ритуале пьюриваров. Вы же знаете, какая это скрытая раса. Сами они никогда не рассказывают о таких вещах, нам вежливость не позволяет расспрашивать, поэтому это до сих пор остается загадкой.
- Но ведь у вас в экспедиции есть свои метаморфы, - сказал Тунигорн. - Разве вежливость запрещает консультироваться с коллегами? Какая польза учить перевертышей на археологов, если вы так опасаетесь задеть их чувства, что не можете получить от них сведений об их собственном народе?
- Вообще-то я обсуждала эту находку с доктором Гуукаминааном. Расположение кладбища и плотность захоронений явились для него неожиданностью, как мне показалось, но он не выразил никакого удивления по поводу захоронения частей тела вместо цельных трупов. Он дал мне понять, что это не слишком отличается от современных похоронных обычаев пьюриваров. Тогда у нас не было времени входить в подробности, и мы оставили эту ему. А теперь...
Ее лицо снова приняло беспомощный, растерянный вид человека перед лицом насильственной смерти, который приобретало всякий раз, когда речь заходила об убийстве Гуукаминаана.
"Это не слишком отличается от современных похоронных обычаев /ln`(" `."", - повторил про себя Валентин.
Он подумал о расчлененном теле Гуукаминаана, разбросанном по жертвенной платформе, о голове, унесенной в подземелье под Седьмой пирамидой и аккуратно помещенной в одну из ниш святилища.
В этом жутком акте сквозило нечто столь чуждое, что Валентин снова пришел к необъяснимому и неприятному, но неизбежному выводу, который напрашивался с первых же минут его прибытия сюда. Убийца археолога-метаморфа - тоже метаморф. Как сразу отметил Насимонте, в этом кровавом преступлении просматривался ритуальный аспект, носивший все признаки деяния метаморфов.
Но это по-прежнему не имело смысла. Валентин не мог поверить, чтобы старика убил кто-то из его соплеменников.
- Каким он был, Гуукаминаан? - спросил понтифик Магадоне Самбису. - Я не был с ним знаком. Не грешил ли он вспыльчивостью? Сварливостью?
- Ни в коей мере. Он был славный, добрый. Блестящий ученый. Здесь нет никого, будь то люди или пьюривары, кто не любил бы его и не восхищался им.
- Но один, по крайней мере, нашелся, - ехидно вставил Насимонте. Эту идею стоило исследовать, и Валентин спросил:
- А не было ли у вас какого-нибудь научного соперничества? Спора о том, кому принадлежит то или иное открытие, жарких дискуссий на предмет какой-то теории?
Магадоне Самбиса посмотрела на понтифика, как на безумного.
- Вы полагаете, что мы способны убить друг друга из-за таких вещей, ваше величество?
- Признаю, что сказал глупость, - улыбнулся Валентин. - Ну хорошо: предположим, что Гуукаминаан во время раскопок нашел какой-то ценный предмет, какое-то сокровище, способное принести большие деньги на рынке древностей. Не могло ли это стать причиной для убийства?
Снова непонимающий взгляд.
- Во время раскопок, ваше величество, мы находим статуэтки из песчаника и кирпичи с надписями, а не золотые тиары или изумруды величиной с яйцо гихорны. Все, что можно было украсть отсюда, украдено давным-давно. И про давать свои находки мы склонны не более, чем... чем убивать друг друга. Все находки делятся поровну между университетским музеем в Аркилоне и пьюриварским хранилищем в Иллиривойне. Во всяком случае... но нет, это даже обсуждать не стоит. Совершенно абсурдная мысль. - Внезапно она вспыхнула. - Простите меня, ваше величество, я не хотела проявить неуважения.
Валентин отмахнулся.
- Я просто пытаюсь нащупать какой-нибудь правдоподобный мотив преступления. Надо же с чего-то начать.
- Я дам вам этот мотив, - внезапно сказал Тунигорн. Его лицо, обычно открытое и дружелюбное, исказила хмурая гримаса, и тяжелые брови сошлись в сплошную черную линию. - Нельзя забывать, что над этим местом тяготеет проклятие. Вы это знаете не хуже меня. Проклятие. Перевертыши сами наложили его на этот город, одному Божеству ведомо сколько тысячелетий назад, когда разрушили его за убиение морских драконов. Они хотели, чтобы это место осталось покинутым навсегда. С тех пор здесь обитали только призраки. Вы, ваше величество, прислав сюда археологов, нарушили покой этих призраков, прогневали их, и они нанесли ответный удар. Смерть старого Гуукаминаана - это только начало. Будут и другие, помяните мое слово!
- Так ты полагаешь, что призраки способны разрезать кого-то на пять или шесть кусков и раскидать эти куски во все стороны?
Но Тунигорн отказывался понимать шутки.
- Я не знаю, на что призраки способны, а на что нет, - сказал он упрямо. - Я поделился с вами своей мыслью, вот и все.
- Спасибо, дружище, - ласково сказал Валентин. - Мы рассмотрим эту идею со всем вниманием. Я тоже хочу поделиться с вами своей мыслью, - сказал он Магадоне Самбисе. - Она пришла ко мне после всего, увиденного здесь и в святилище пирамиды. Это преступление очень похоже на ритуальное убийство, отмеченное характерными чертами пьюриварского культа. Я не утверждаю, что произошло именно это, - просто говорю, что сходство есть.
- И что же?
- Да то, что это дает нам нашу отправную точку. Пора переходить к a+%$cni%) фазе расследования. Пожалуйста, соберите сегодня всех археологов. Я хочу поговорить с ними.
- Поочередно или со всеми вместе?
- Сначала со всеми вместе - а там посмотрим.


Но ученые были разбросаны по всей огромной зоне раскопок, поскольку каждый занимался своим проектом, и Магадоне Самбиса упросила Валентина не созывать их до конца рабочего дня. Пока отыщут их всех, говорила она, наступит самое знойное время дня, и им придется тащиться по руинам в самую жару, вместо того чтобы переждать ее в каком-нибудь темном погребе. Начальница просила дать им закончить дневную работу и встретиться с ними на закате.
Это выглядело разумно, и Валентин согласился.
Но сам он оказался не в силах терпеливо дожидаться заката. Это убийство потрясло его до глубины души. Вот еще один симптом зла, пришедшего в мир уже при его жизни. При всей своей огромности Маджипур долго был мирной планетой, где жизненных благ хватало на всех и преступления всякого рода случались крайне редко. Но на памяти ныне живущих произошло убийство коронала Вориакса, а за этим последовал дьявольский заговор, на время лишивший трона преемника Вориакса - Валентина.
И, как теперь стало известно всем, за обоими этими злодеяниями стояли метаморфы.
Когда Валентин вернул свой трон, метаморф Фараатаа поднял восстание, принесшее с собой чуму, голод, всемирную панику и великую разруху. В конце концов Валентин покончил с мятежом, лично лишив Фараатаа жизни; мягкий по натуре, он смотрел на этот подвиг с ужасом, но все-таки совершил его, потому что так было надо.
А когда Валентин, став понтификом, положил начало новой эре мира и гармонии, на него обрушивается зверское убийство всеми любимого и уважаемого ученого-метаморфа. Гуукаминаан убит здесь, в городе, священном для самих метаморфов, во время раскопок, которые Валентин и начал-то для того, чтобы продемонстрировать уважение человеческого населения Маджипура к столь долго угнетаемым аборигенам. И все, по крайней мере на данной стадии, указывает на то, что убийство совершил другой метаморф.
Но ведь это безумие.
Быть может, Тунигорн прав и все это - следствие какого-то древнего проклятия. Валентину тяжеловато было это проглотить - он не верил в такие вещи. И все же... все же...
Он беспокойно бродил среди руин в самые жаркие часы, увлекая за собой своих несчастных спутников. Зеленовато-золотой глаз солнца беспощадно глядел вниз. Воздух дрожал от зноя. Мелкие кусты с кожистыми листьями, растущие на руинах, скукожились под палящими потоками света. Даже бес численные ящерицы унялись и перестали шмыгать туда-сюда.
- Можно подумать, что нас перенесли в Сувраэль, - сказал Тунигорн, отдуваясь, но не покидая понтифика. - Это климат пустыни, а не нашего благодатного Альханроэля.
Насимонте сардонически усмехнулся.
- Еще один пример зловредности перевертышей, любезный мой Тунигорн. В былые времена вокруг города росли зеленые леса, и воздух был свеж и прохладен. Но потом реку обратили вспять, леса засохли, и здесь не осталось ничего, кроме голого камня, который днем впитывает жару и хранит ее, как губка. Спросите нашу археологиню, если мне не верите. Этот край намеренно обратили в пустыню, чтобы наказать грешников, которые жили здесь.
- Тем больше причин убраться отсюда, - проворчал Тунигорн. - Но делать нечего: наше место рядом с Валентином, ныне и присно.
Валентин почти не обращал внимания на то, что они говорили. Он брел бесцельно от одного заросшего переулка до другого, мимо упавших колонн и разрушенных фасадов, мимо пустых скорлупок того, что было раньше лавками и тавернами, мимо величественных некогда дворцов. Здесь не имелось табличек, и Магадоне Самбисы больше не было рядом, чтобы многословно повествовать о каждом здании. Это были куски погибшего Велализьера, части скелета древ него метрополией
Даже Валентину легко было представить это место обиталищем призраков. Стеклянный блеск, идущий от груды поваленных колонн - скребущий звук, $.-%ah()ao оттуда, где заведомо нет ничего живого - шорох песка, который движется словно по собственной воле...
- Каждый раз, как я посещаю эти руины, - сказал он Мириганту, оказавшемуся ближе всех к нему, - меня поражает их древность. Груз истории, который давит на них.
- Истории, которую никто не помнит, - сказал Миригант.
- Но груз остается.
- Это не наша история.
Валентин одарил кузена презрительным взглядом.
- Это ты так думаешь. Разве история Маджипура - не наша история?
Миригант пожал плечами и промолчал.
Есть ли смысл в том, что я только что сказал, подумал Валентин? Или это жара действует мне на мозг?
При этой мысли что-то словно взорвалось у него в голове, и перед ним возникла картина Маджипура во всей его необъятности. Огромные континенты, многоводные реки, сверкающие моря, непроходимые джунгли и жаркие пустыни, высоченные леса и горы, населенные невиданными существами, многомиллионные города. Память Валентина переполнили ароматы тысячи цветов и тысячи специй, воспоминания о вкусе тысячи тонких блюд и тысячи вин. Бесконечно богатым и разнообразным миром был этот его Маджипур.
И он, Валентин, по праву наследования и по воле судьбы, сразившей его брата, стал сначала короналом, а потом понтификом этого мира. Двадцать биллионов населения признают его своим императором, его лицо чеканят на мо нетах, ему воздают хвалы, его имя навечно внесено в список монархов в Палате Летописей - он вошел в историю этого мира.
Но были времена, когда здесь не было ни понтификов, ни короналов. Когда не существовало таких городов, как Ни-Мойя и Алаизор, и пятидесяти больших поселений Замковой горы. И нога человека еще не ступала на Маджипур, а город Велализьер уже стоял.
По какому праву он называет своим этот город, мертвый и заброшенный тысячи лет уже тогда, когда первые колонисты прибыли сюда из космоса, несомые потоком собственной истории? По правде говоря, пропасть между их и нашим Маджипуром почти непреодолима, подумал Валентин.
Как бы там ни было, он не мог избавиться от чувства, будто все призраки этого места, верит он в них или нет, сгрудились вокруг него, дыша неутоленным гневом. Придется и ему иметь дело с этим гневом, который, по всей видимости, уже вырвался наружу в форме злодеяния, стоившего жизни безобидному старому ученому. Логика, неотъемлемая от натуры Валентина, отказывалась признать нечто подобное, но он знал, что его судьба, а возможно, и судьба его мира, зависит от того, разгадает ли он тайну происшедшего здесь.
- Прошу прощения, ваше величество, - прервал его раздумья Тунигорн, когда перед ними открылся новый лабиринт разрушенных улиц, - но если я ступлю еще хоть шаг по этой жаре, то начну бредить, как умалишенный. У меня уже мозг плавится.
- Тогда, Тунигорн, тебе следует поскорее поискать укрытия и охладиться. Остатками мозгов рисковать нельзя, дружище. Ступай в лагерь - а я, пожалуй, еще поброжу.
Он сам не знал, зачем ему это надо, но какая-то сила влекла его через эти занесенные песком, спаленные солнцем руины с только ей ведомой целью. Спутники под тем или иным предлогом постепенно покинули его, и только неутомимая Лизамон Гультин осталась. Эта беззаветно преданная великанша защищала его от опасностей Мазадонского леса до того, как он вернул себе трон коронала. Она же побывала с ним в брюхе морского дракона, который проглотил их в море близ Пилиплока, когда они потерпели крушение на пути из Зимроэля в Альханроэль - это она прорезала выход наружу и вынесла Валентина на поверхность. Вот и теперь она осталась с ним, готовая шагать весь день, всю ночь и весь следующий день, если так будет надо.
Но мало-помалу даже и Валентин утомился. Солнце давно миновало зенит, и зубчатые тени стали ложиться вокруг - розовые, пурпурные и густо-черные. У него слегка кружилась голова, зрение устало сражаться с невыносимо резким светом, и каждая улица походила на предыдущую. Пора было возвращаться. За что бы он ни наказывал себя, предпринимая эту изнурительную прогулку через обитель смерти и разрушения, кара уже совершилась. Опираясь на руку Лизамон Гультин, он повернул к палаткам.
Магадоне Самбиса, следуя уговору, собрала восьмерых археологов-метаморфов; Валентин, выкупавшись, отдохнув и немного перекусив, встретился с ними сразу после заката в своей палатке. При нем был только маленький вроон, Аутифон Делиамбер. Валентин хотел составить себе мнение об этих метаморфах без помех со стороны Насимонте и остальных, но магические способности Делиламбера он ценил высоко: это маленькое, снабженное множеством щупалец существо может прозреть своими золотистыми глазищами то, что недоступно человеческому зрению Валентина.
Метаморфы сидели полукругом лицом к Валентину, вроон поместился слева от него. Понтифик обвел взглядом всю группу от распорядителя раскопок Каастисиика на одном конце до палеографа Во-Симифона на другом. Они смотрели на него спокойно, почти равнодушно, эти пьюривары с резиновыми лицами и раскосыми глазами, пока он рассказывал им о том, что видел днем - о кладбище, о разрушенной пирамиде и святилище под ней, о нише, куда убийца столь бережно поместил отрезанную голову Гуукаминаана.
- Вам не кажется, что это убийство носит ритуальный характер? - сказал он. - Расчленение тела на куски, помещение головы в нишу для жертвоприношений? - Его взгляд задержался на Тиууринен, специалистке по керамике, миниатюрной метаморфийке с красивой малахитово-зеленой кожей. - Что вы об этом думаете? - спросил он.
- Как керамист, я ничего не могу сказать, - с полнейшей невозмутимостью ответила она.
- Я спрашиваю вашего мнения не как керамиста, а как участника экспедиции. Коллеги доктора Гуукаминаана. Не кажется ли вам, что помещение головы в нишу означает принесение жертвы?
- То, что эти ниши использовались для жертвоприношений, - всего лишь гипотеза, - чопорно произнесла Тиууринен. - Это не мой профиль.
Вот именно, не ее. То же самое скажет и Каастисиик, и Во-Симифон, и стратиграф Памикуук, и хранительница древностей Хиээкраад, и Дриисмиил, специалист по архитектуре, и Клеллиин, эксперт по пьюриварской палеотехнологии, и Виитаал-Твуу, металлург.
Вежливо, мягко и упорно они отводили гипотезу Валентина о ритуальном убийстве. Не является ли расчленение тела доктора Гуумиканаана возращением к похоронным обрядам древнего Велализьера? Не была ли голова, установ ленная в нише, искупительной жертвой некоему божеству? Не входит ли в пьюриварские традиции убийство, совершенное именно таким образом? Они не могли сказать. Или не хотели. Валентин не узнал ничего и о том, были ли у покойного враги здесь, на раскопках.
Они лишь пожимали плечами на пьюриварский лад, когда он спрашивал, не было ли у них борьбы за обладание какой-либо ценной находкой и не имел ли места более абстрактный спор, связанный с задачами экспедиции. И никто не выказывал негодования по поводу того, что он способен подозревать кого-то из них в убийстве старого Гуукаминаана на основе подобных мотивов. Они держали себя так, как будто сама мысль о деянии такого рода превышала их понимание и была им совершенно чужда.
Во время разговора Валентин изыскал случай задать по крайней мере один прямой вопрос каждому из них, но результат всегда был один и тот же. Они не желали ему помогать, хотя и не увиливали открыто. Они были необщительны, не выказывая при этом особой хитрости или замкнутости. В их отказе от участия в следствии не было ничего, вызывающего откровенное подозрение. Они были в точности тем, кем и казались: учеными, посвятившими себя раскрытию тайн прошлого своего народа и ничего не знающими о таин ственном событии, происшедшем в их среде. Да Валентин и сам не чувствовал, что кто-то из присутствующих здесь - убийца
И все же... все же...
Они перевертыши, а он понтифик, предводитель завоевавшей их расы, занявший спустя восемь тысяч лет место полулегендарного короля-воителя Стиамота, навеки лишившего их независимости. Даже эти восемь мягких, незлобивых ученых в глубине души не могут не чувствовать гнева против своих хозяев, людей. У их нет причин помогать ему, и они не видят необходимости говорить ему правду. Интуиция - а может быть, тайные, глубоко укоренившиеся расовые предрассудки? - подсказывала Валентину, что здесь ничего нельзя принимать на веру. Как можно полагаться на впечатление об их кажущейся невиновности? Как может человек разгадать, что скрывается за непроницаемой внешностью метаморфов?
- Ну, что скажешь? - спросил он Делиамбера, когда археологи ушли. - Убийцы они или нет?
- Эти скорее всего нет, - ответил вроон. - Слишком мягкие, слишком обходительные. Но они что-то скрывают, я уверен.
- Значит, ты тоже почувствовал?
- Безусловно. Известно ли вам, ваше величество, что значит вроонское слово "хсиртиур"?
- Не думаю.
- Его не так просто перевести. Это ощущение испытываешь, когда говоришь с кем-то, кто не хочет лгать тебе, но и правды не скажет, если ты сам до нее не докопаешься. Ты не можешь избавиться от чувства, что под словами, которые тебе говорят, скрывается нечто важное, но ты никогда не узнаешь, что это, пока не задашь единственно верный вопрос. Но для того, чтобы задать нужный вопрос, ты должен обладать той самой информацией, которую ищешь. Это очень досадное ощущение, хсиртиур, почти болезненное. Точно бьешься клювом о каменную стену. Я сам сейчас пребываю в состоянии хсиртиура - и вы, очевидно, тоже, ваше величество.
- Очевидно, - ответил Валентин.


Оставалось совершить еще один визит. День был долгий, и Валентин устал до крайности, но чувствовал потребность покончить со всеми основными моментами сразу. Поэтому, как только стемнело, он попросил Магадоне Самбису проводить его в рабочую деревню.
Ей это совсем не улыбалось.
- Мы стараемся не вторгаться к ним, когда они заканчивают работу и уходят к себе, ваше величество.
- Убийства у вас тоже не каждый день случаются. Как и визиты понтифика. Уж лучше я поговорю с ними сегодня, чем завтра прерывать их работу.
Его опять сопровождал Делиламбер, а Лизамон Гультин сама вызвалась идти. Тунигорн слишком устал - полдневная прогулка по руинам его доконала, а Мириганта лихорадило от легкого солнечного удара, но крепкий старый герцог охотно согласился ехать с понтификом, несмотря на свои годы. Последним в их отряде стал Аарисиим, метаморф-охранник. Валентин взял его с собой не столько для защиты - с этим Лизамон Гультин могла справиться сама, - сколько из-за проблем, связанных с хсиртиуром.
Аарисиим, хотя и перебежчик в прошлом, казался Валентину не менее достойным доверия, чем всякий пьюривар. С опасностью для жизни он выдал Валентину своего хозяина Фараатаа, когда вождь мятежников, перейдя все гра ницы, угрожал убить королеву метаморфов. Возможно, он и теперь будет полезен и сможет обнаружить то, чего даже проницательный взор Делиамбера не смог разгадать.
Рабочий поселок представлял собой скопище плетеных хижин невдалеке от центрального сектора раскопок. Эти хлипкие временные строения напомнили Валентину Иллиривойн, метаморфскую столицу в джунглях Зимроэля, где он побывал когда-то. Но это место казалось еще более удручающим, чем Иллиривойн. Там метаморфы, по крайней мере, могли строить свои жилища из молодых деревьев и лиан, а здесь в их распоряжении не было ничего, кроме скрюченных кустов, растущих на равнине. И хижины тоже получились кривыми и жалкими.
Рабочих кто-то предупредил о прибытии понтифика, и когда Валентин подъехал, они уже толпились перед хибарами группами по восемь-десять душ. Это были тощие, оборванные, голодного вида создания, разительно отличающи еся от культурных, образованных археологов. Валентин спросил себя, где же они берут силы, чтобы заниматься своим тяжелым трудом в этом негостеприимном климате.
Как только появился понтифик, они устремились вперед и окружили пришельцев так плотно, что Лизамон Гультин зашипела и схватилась за свой вибромеч.
Но они, видимо, не замышляли ничего дурного - просто толпились вокруг и, к удивлению Валентина, выказывали ему самые раболепные знаки внимания: толкали друг друга, чтобы поцеловать край его одежды, падали на колени в песок, даже простирались ниц.
- Не нужно этого, - растерянно крикнул Валентин.
Магадоне Самбиса отзывала рабочих назад, а Лизамон Гультин с Насимонте отталкивали наиболее рьяных. Великанша делала это спокойно и без суеты, Mасимонте же злился, и на лице его читалось отвращение. Когда передние отходили, их место занимали задние, рвущиеся вперед с яростной решимостью.
Эти изнуренные труженики так старались выразить свое почтение понтифику, что Валентин не мог не усмотреть в их рвении откровенной фальши. Они явно перегибали палку. Возможно ли, чтобы какая-то группа пьюриваров, пусть даже самого простого звания, вдруг ощутила искреннюю радость при виде понтифика Маджипура? Или так слаженно, по доброй воле, выражала свой восторг?
Некоторые, и мужчины и женщины, изъявляли свое почтение, копируя облик гостей, и перед ним предстало с полдюжины расплывчатых, искаженных Валентинов, пара Насимонте и гротескное, в половину натуральной величины, изображение Лизамон Гультин. Валентину оказывали эту своеобразную честь и раньше, при его визите в Иллиривойн - тогда это взволновало и неприятно поразило его. Сейчас он испытал сходное чувство. Пусть меняют обличье, если хотят, раз уж они наделены этим свойством - но есть что-то зловещее в том, как они отражают лица посетителей.
Толкотня сделалась еще ожесточеннее, и Валентин помимо воли почувствовал некоторую тревогу. Их здесь больше сотни, а пришельцев только горстка. Дело может обернуться плохо, если не принять мер.
Но тут чей-то властный голос прокричал:
- Назад! Назад! - Толпа перевертышей отхлынула от Валентина, словно под ударами кнута, и воцарились тишина и спокойствие. Из недвижимых теперь рядов вышел метаморф необычайно высокого роста и крепкого сложения. Низким рокочущим голосом, которого Валентин еще не слышал ни у одного метаморфа, он объявил: - Я Ватиимераак, начальник работ. Добро пожаловать к нам, понтифик. Мы ваши покорные слуги.
Но ничего услужливого в нем не наблюдалось. Напротив, он держал себя, как лицо, облеченное властью. Он кратко извинился за неподобающее поведение своих подчиненных, объявив, что это простые крестьяне, ошеломленные посещением верховного правителя и выражающие на свой лад преклонение перед ним.
- Я этого парня знаю, - шепнул Аарисиим на ухо Валентину.
Но прояснить этот вопрос до конца не удалось: Ватиимераак махнул рукой, и все вокруг опять закипело. Одни рабочие несли гостям блюда с колбасами и чаши с вином, другие тащили из хижин криво сколоченные столы и скамейки. Жители деревни снова сгрудились вокруг Валентина, настойчиво предлагая отведать их угощение.
- Они отдают нам свой собственный ужин! - запротестовала Магадоне Самбиса и велела Ватиимерааку прекратить это, но начальник сказал, что это обидит рабочих и ничего поделать нельзя: придется сесть за стол и отведать все, что они принесли.
- Позвольте, ваше величество, - сказал Насимонте, когда Валентин потянулся за чашей вина. Герцог пригубил вино и лишь потом передал Валентину. Попробовал он и колбасу, и вареные овощи, поданные понтифику.
Валентину не пришло в голову, что рабочие могут отравить его, но он позволил старому Насимонте осуществить свой очаровательный рыцарский ритуал без возражений. Он слишком любил старика, чтобы испортить ему красивый жест.
Через некоторое время Ватиимераак сказал:
- Полагаю, это смерти доктора Гуукаминаана мы обязаны посещением вашего величества?
Прямота распорядителя работ ошеломляла.
- А если я приехал просто взглянуть на раскопки? - добродушно ответил Валентин. Но Ватиимераак не смутился.
- Я сделаю все, что потребуется, чтобы помочь вам найти убийцу, - заявил он, стукнув по столу в подтверждение своих слов. На миг очертания его широкого, с тяжелым подбородком лица заколебались, как будто под действием невольной метаморфозы. Валентин знал, что у пьюриваров это служит признаком сильных эмоций. - Я питал величайшее уважение к доктору Гуукаминаану. Считал за честь работать рядом с ним. Я часто сам копал для него, когда участок был слишком сложен, чтобы доверить его менее умелым рукам. Сначала он утверждал, что так делать не подобает, но я сказал: нет, доктор, сделайте мне это одолжение - и он понял и разрешил мне. Чем я могу помочь вам в розысках злодея?
Он держался с таким пафосом, прямотой и откровенностью, что Валентин -%".+l-. насторожился. Звучный голос Ватиимераака и безупречно правильное построение фраз казались донельзя театральными, а его проникновенная ис кренность отдавала таким же притворством, как неумеренное ликование его рабочих, все эти коленопреклонения и целования одежд: то, что перехлестывает через край, всегда кажется неубедительным.
Ты слишком подозрительно относишься к ним, сказал себе Валентин. Просто этот метаморф говорит так, как, по его мнению, полагается говорить с понтификом. Во всяком случае, он может быть полезен.
- Что вам известно об убийстве? - спросил понтифик. Ватиимераак ответил без промедления, как будто долго репетировал ответ.
- Я знаю, что это случилось поздно ночью неделю назад, где-то между часом гихорны и часом шакала. Убийца или несколько убийц выманили доктора Гуукаминаана из палатки и отвели к Столам Богов, где он был умерщвлен и разрезан на куски. Поутру мы нашли части его тела на западной платформе - все, кроме головы. Голову мы обнаружили позже в тот же день, в нише у основания Храма Крушения.
Это был стандартный рассказ, за исключением одной мелкой детали.
- Храм Крушения? - сказал Валентин. - Впервые слышу это название,
- Я говорю о святилище Седьмой пирамиды. О невскрытой стене, которую нашла доктор Магадоне Самбиса. Так мы называем это место между собой. Заметьте, я не сказал, что она открыла его. Мы всегда знали, что оно там, под разрушенной пирамидой. Но нас никто не спрашивал, вот мы и не говорили.
Валентин посмотрел на Делиамбера, который едва заметно кивнул. Опять хсиртиур, ясное дело.
Но что-то здесь было не так.
- Доктор Магадоне Самбиса сказала мне, - заметил Валентин, - что они с доктором Гуукаминааном нашли седьмое святилище вместе. И упомянула о том, что он был удивлен не меньше ее. Выходит, вы знали о святилище, а он нет?
- Нет такого пьюривара, который не знал бы о существовании Храма Крушения, - веско ответил Ватиимераак. - Оно было замуровано во времена Кощунства, и в нем содержится, как мы верим, свидетельство самого Кощунства. Если у доктора Магадоне Самбисы создалось впечатление, что Док тор Гуукаминаан не знал о нем, это впечатление неверное. - Контуры лица начальника работ снова заколебались. Он с тревогой посмотрел на Магадоне Самбису и сказал: - Я не имел в виду ничего обидного, доктор.
- Я не обижаюсь, - с некоторой резкостью ответила она. - Но если Гуукаминаан и знал о святилище в тот день, когда мы его нашли, мне он об этом не сказал ни слова.
- Возможно, он надеялся, что его не найдут, - сказал Ватиимераак.
При этих словах Магадоне Самбиса не сумела скрыть свой испуг, и Валентин почувствовал, что это надо выяснить до конца. Однако они отвлеклись от основной темы.
- Мне нужно вот что, - сказал Валентин: - знать, где был каждый из ваших рабочих в часы, когда совершилось убийство. - Заметив реакцию Ватиимераака, он быстро добавил: - Мы вовсе не утверждаем пока, что Гуукаминаана убил кто-то из вашей деревни. В данный момент мы никого не подозреваем, но должны принять во внимание всякого, кто присутствовал тогда в зоне раскопок или где-то поблизости.
- Сделаю, что смогу.
- Ваша помощь будет неоценимой, я уверен, - сказал Валентин.
- Вам понадобится также помощь нашего киванивода. Сейчас его нет с нами. Он удалился в другой конец города, чтобы помолиться об очищении души убийцы, кем бы тот ни был. Я пришлю его к вам, когда он вернется.
Еще один маленький сюрприз.
Киванивод - это пьюриварский святой, нечто среднее между священником и колдуном. Они не так уж часто встречаются среди современных метаморфов, и весьма примечательно, что один из них оказался в этом захолустье. Быть может, это духовные вожди пьюриваров решили поместить его тут на время раскопок, чтобы они производились с надлежащим уважением к священному месту? Странно, что Магадоне Самбиса не упомянула о том, что здесь имеется киванивод.
- Да, - с легким замешательством ответил Валентин. - Пришлите его ко мне. Непременно.


Когда они выехали из рабочей деревни, Насимонте сказал:
- Валентин, мне горько сознаться в этом, но я вынужден снова оспорить твое суждение.
- Сколько страданий я тебе причиняю, - с мимолетной улыбкой ответил Валентин. - Говори же, Насимонте: где я оплошал на сей раз?
- Ты взял этого Ватиимераака себе в помощники. И обращался с ним так, как будто он доверенный блюститель порядка.
- По мне, он достаточно надежен. И рабочие его боятся. Какой будет вред, если он их опросит? Если мы начнем допрашивать их сами, они замкнутся, как устрицы, а в лучшем случае будут угощать нас небылицами. Ватиимераак - как раз тот, кто способен выудить из них правду - по крайней мере, часть ее.
- Если только он сам не убийца, - сказал Насимонте.
- Ах, вот в чем дело? Ты уже раскрыл эту загадку, друг мой? Виновный - Ватиимераак?
- Очень может быть.
- Объяснись, будь любезен.
Насимонте кивнул Аарисииму.
- Скажи ему.
- Я уже говорил вашему величеству, что Ватиимераак показался мне знакомым. И это действительно так, хотя я не сразу вспомнил, откуда его знаю. Он родственник мятежника Фараатаа. В те дни, когда я находился с Фараатаа в Пьюрифайне, Ватиимераак был при нем.
Для Валентина это было неожиданностью, но он не показал виду и спокойно сказал:
- Разве это так важно? Мы объявили амнистию, и все восставшие, обязавшиеся сложить оружие после падения Фараатаа, были прощены и восстановлены в гражданских правах. Уж тебе-то, Аарисиим, нет нужды об этом напоминать.
- Но это еще не значит, что все они как по волшебству превратились в законопослушных граждан, - отозвался Насимонте. - Очень возможно, что Ватиимераак, кровная родня Фараатаа, до сих пор испытывает сильные чувства...
Валентин посмотрел на Магадоне Самбису.
- Вы знали, что он родственник Фараатаа, когда брали его на работу?
- Нет, ваше величество, разумеется, нет, - смутилась она. - Но я знала, что он участвовал в восстании и попал под амнистию. И у него были прекрасные рекомендации. Ведь амнистию объявили не просто так, верно? Теперь, когда с восстанием покончено, его раскаявшимся участникам должно быть разрешено...
- И вы полагаете, что он раскаялся? - спросил Насимонте. - Как знать. На мой взгляд, это первостепенный лицемер. Этот раскатистый голос! Эта высокопарная речь! Эти уверения в глубочайшей преданности понтифику! При творство, сплошное притворство. А что касается убийства, то стоит только посмотреть на него. Думаете, так легко было изрезать того беднягу на куски? Между тем Ватиимераак сложен, как буйвол бидлак. Среди этих заморышей он торчит, как дерево двикка на ровном месте.
- То, что он физически способен совершить преступление, еще не значит, что он его совершил, - с долей раздражения ответил Валентин. - А что до его родства с Фараатаа - какое оно может иметь отношение к убийству безобидного пьюриварского археолога? Нет, Насимонте, нет. Я знаю, вы с Тунигорном мигом обрекли бы этого парня на пожизненное заключение в Сангаморских темницах под Замком - но чтобы объявить кого-то убийцей, нужны доказательства. Ну, а киванивод? - сказал он Магадоне Самбисе. - Почему нам не сказали, что в этой деревне живет киванивод?
- Он ушел сразу после того, как произошло убийство, - с испугом ответила она. - Сказать по правде, я совсем о нем забыла.
- Что это за личность? Опишите мне его. Она пожала плечами.
- Старый, грязный, одержимый суевериями, как все эти туземные шаманы. Что еще сказать о нем? Мне не нравилось его присутствие здесь - но полагаю, что это плата за разрешение вести здесь раскопки.
- Он доставлял вам какие-то хлопоты?
- В некотором смысле. Все время вынюхивал, волновался, как бы мы не совершили какого-нибудь святотатства. Святотатство в городе, который сами же пьюривары разрушили и прокляли! Какой вред могли причинить ему мы после того, что сделали они?
- Эта была их столица, - сказал Валентин, - и они могли поступать с ней, как им угодно. Но это не значит, что наше копание в здешних руинах доставляет им удовольствие. Пытался ли он открыто помешать вашей работе, этот киванивод?
- Он против того, чтобы мы вскрыли Храм Крушения,
- Ага. То-то вы упомянули о каких-то политических проблемах. Он выразил официальный протест, не так ли? - Соглашение о раскопках в Велализьере, заключенное Валентином, предусматривало, что пьюривары могут наложить вето на любой вид работы, который их не устроит.
- Пока что он просто заявил, что не хочет открывать святилище. Мы с доктором Гуукаминааном хотели встретиться с ним на прошлой неделе и попытаться выработать компромисс - хотя не знаю, какой может быть средний вариант между решением открывать святилище и не открывать его. Но эта встреча так и не состоялась по причине известного трагического события. Возможно, вы, ваше величество, разрешите этот спор, когда Торккинууминаад вернется оттуда, куда ушел.
- Торккинууминаад? Так зовут киванивода?
-Да.
- Уж эти мне их имена - язык сломаешь, - проворчал Насимонте. - Торккинууминаад! Ватиимераак! Гуукаминаан! Клянусь Божеством, парень, - обратился он к Аарисииму, - неужто вам так уж необходимо называть себя так, что произнести невозможно, хотя с тем же успехом...
- В системе имен есть своя логика, - спокойно пояснил Аарисиим, - Удвоение гласных в первой части имени означает...
- Приберегите эту дискуссию для другого раза, - с резким жестом сказал Валентин и попросил Магадоне Самбису: - Скажите так, любопытства ради, каковы были отношения киванивода с доктором Гуукаминааном? Трудные? Напряженные? Считал ли святой муж святотатством удаление сорняков и восстановление части зданий?
- Ни в коей мере. Они работали рука об руку. И относились друг к другу с величайшим уважением, хотя одному Божеству известно, как мог доктор выносить общество этого старого грязного дикаря. Почему вы спрашиваете, ваше величество? Уж не думаете ли вы, что убийца - Торккинууминаад?
- Разве это так уж невероятно? Вы сами до сих пор не сказали о нем ни одного доброго слова.
- Он надоедливый тип и препятствовал нашей работе - по крайней мере, в вопросе о святилище. Но убийство? Даже я, ваше величество, не стала бы заходить так далеко. Всякий видел, что он и Гуукаминаан были очень привязаны друг к Другу.
- Тем не менее мы должны его допросить, - сказал Насимонте.
- Это так, - подтвердил Валентин. - Завтра надо будет заняться его розысками. Он ведь где-то в руинах, верно? Пусть его найдут и приведут сюда. Если это нарушит его паломничество, делать нечего. Скажите, что понтифик желает его видеть.
- Я позабочусь об этом, - сказала Магадоне Самбиса.
- А теперь понтифик устал и хочет спать, - завершил Валентин.


Оставшись наконец один в своем роскошном шатре после бесконечных трудов этого хлопотливого дня, Валентин с неожиданной силой ощутил, как ему недостает Карабеллы, этой маленькой, худощавой женщины, делившей с ним судьбу чуть ли не с самого начала того странного времени, когда он оказался в Пидриуде, на краю чужого континента, лишенный памяти и не знающий, кто он такой. Это она, полюбив его таким, как есть, и не ведая, что он коронал, лишенный трона, помогла ему вступить в цирковую труппу Залзана Каволя. Вскоре их жизни соединились, и когда он начал свой удивительный обратный путь к высотам власти, она последовала за ним на вершину мира.
Валентин жалел, что ее нет с ним сейчас. Они бы сели рядом и поговорили, как всегда делали перед сном. Он рассказал бы ей о всех перипетиях этого сложного дела, с которыми столкнулся днем, а она помогла бы ему разобраться в тайнах мертвого города - да просто побыла бы с ним, наконец.
Но Карабелла не поехала с ним в Велализьер. Это пустая трата времени, сказала она, - ехать лично расследовать это убийство. Пошли Тунигорна, пошли Мириганта, пошли Слита, пошли любого из высших чинов понтификата. Зачем ехать самому?
"Но это мой долг, - сказал Валентин. - Я взял на себя ответственность за приобщение метаморфов к жизни планеты, и раскопки Велализьера - важная часть этой программы. Убийство археолога наводит меня на мысли, что некие заговорщики пытаются помешать раскопкам". - "Притянуто за уши", - ответила Карабелла. "Пусть так. Но ты же знаешь, как мне хочется вырваться из Лабиринта, хотя бы на недельку-другую. Я поеду в Велализьер". - "А я - нет. Терпеть не могу это место. Там пахнет смертью и разрушением. Я была там дважды, и никаких нежных чувств оно мне не внушило. Если хочешь ехать, поезжай один". - "Да, Карабелла, я хочу поехать". - "Что ж, ступай, если должен".
И она поцеловала его в нос, потому что ссориться и даже спорить было у них не в обычае. Но так и не поехала с ним. Сейчас она там, в их покоях внутри Лабиринта, а он здесь, в своей роскошной, но пустой палатке, в иссушенном солнцем, населенном призраками городе.
Ночью эти призраки явились ему во сне.
Видение было настолько ярким, что ему подумалось, будто кто-то хочет передать ему вполне определенное послание под видом сна.
Ничего подобного с ним раньше не случалось. Стоило ему сомкнуть глаза, как он увидел себя среди разрушенных зданий древнего Велализьера. Каждый камень излучал колдовской, призрачный свет. Весь город пульсировал яблочно-зеленым и лимонно-желтым сиянием, и светящиеся лица призраков насмешливо ухмылялись в воздухе. Даже солнце описывало петли и вензеля в небе.
В земле перед ним разверзалась темная дыра. Он, не колеблясь, вошел в нее и спустился по длинной, обросшей лишайником лестнице с древними рунами на ступенях. Каждый шаг давался ему с трудом. Хотя он сходил вниз, ощуще ние было таким, как будто он поднимается. Прикладывая усилия, он спустился еще глубже, но ему по-прежнему казалось, что он восходит вверх, преодолевая напор воздуха, поднимается на какую-то перевернутую пирамиду - не стройную, как те, что украшали город, а невероятно объемную и массивную. Он словно карабкался по склону горы - но эта гора уводила вниз, в недра земли. И он знал, что там его ждет лабиринт куда более мрачный, чем тот, в котором он жил.
Призрачные лица наплывали на него и улетали прочь. Скрипучий смех раздавался во тьме. Жаркий воздух был влажным и затхлым. Тяжесть давила на плечи. Он спускался с одного из бесконечных ярусов на другой, и вспышки ослепительного желтого света показывали ему подземные ходы, разбегающиеся во все стороны в немыслимых ракурсах, выпуклых и вогнутых одновременно.
Внезапно все озарилось новым, ошеломляющим светом. Пульсирующий огонь подземного солнца шел из глубин, жестокий и грозный.
Беспомощного Валентина тянуло на этот свет, и вдруг он вместо подземелья оказался на Велализьерской равнине - он стоял на одной из платформ из голубого камня, известных как Столы Богов.
В руке у него был длинный изогнутый нож, сверкающий, как молния, на полуденном солнце.
А по равнине с востока, со стороны далекого моря, к нему приближалась процессия: тысячи народу, сотни тысяч, словно муравьиное войско на марше. Нет, два войска: идущие делились на две огромные параллельные колонны. В конце каждой из них, далеко на горизонте, виднелись громадные повозки на гигантских колесах. К ним были привязаны крепкие канаты, и сонмы народа со стонами, напрягаясь, влекли их вперед, к центру города, с каждым рывком продвигаясь на пару футов.
На каждой из повозок лежал связанный водяной царь, морской дракон чудовищной величины. Исполинские существа свирепо смотрели на своих обидчиков, но при всей своей силе не могли освободиться от пут. И повозки с каждым рывком приближались к двум платформам, именуемым Столами Богов.
К месту жертвоприношений.
К месту, где предстояло совершиться страшному, безумному Кощунству, где Валентин, понтифик Маджипура, ждал с длинным сверкающим ножом в руке.


- Ваше величество! Ваше величество!
Валентин заморгал и с усилием пробудился. Над ним стоял метаморф, высокий и тощий, как скелет, с глазами раскосыми и такими узкими, что могло показаться, будто их вовсе нет. Валентин привскочил в тревоге, но тут же узнал Аарисиима.
- Вы кричали, - сказал метаморф. - Я шел, чтобы сообщить вам одну +n!./kb-cn новость, и услышал ваш крик. Все в порядке, ваше величество?
- Да. Это всего лишь сон. Дурной сон. - И сон этот не желал уходить. Валентин вздрогнул и попытался освободиться от его власти. - Который час, Аарисиим?
- Час хайгуса, ваше величество.
Значит, половина ночи уже прошла и близится рассвет.
Валентин заставил себя проснуться окончательно и широко раскрыл глаза, глядя в практически лишенное черт лицо.
- Новость, говоришь? Что за новость? Метаморф сменил окраску с бледной на густо-зеленую, и глаза-щелки моргнули несколько раз.
- Я говорил с одной из археологов - с Хиээкраад, хранительницей древностей. Ее привел ко мне начальник работ Ватиимераак. Кажется, они любовники.
- Ближе к делу, Аарисиим, - беспокойно задвигался Валентин.
- Я как раз перехожу к нему, ваше величество. Хиээкраад рассказала Ватиимерааку нечто такое, чего он, как простой распорядитель работ, иначе бы не узнал. А он передал это мне.
- И что же?
- Они лгали нам, эти археологи, ваше величество - намеренно скрывали правду. Умалчивали о важном открытии. Ватиимераак, узнав, как вас обманывают, заставил женщину прийти ко мне вместе с ним и повторить мне свой рассказ.
- Продолжай.
- Дело было так. - Аарисиим помедлил немного, как будто на краю бездны. - Доктор Гуукаминаан за две недели до смерти открыл захоронение, которого прежде никто не касался. Оно находилось на пустом месте у западного края города. Магадоне Самбиса присутствовала при этом. Захоронение относится к историческим временам, когда город уже был покинут. К эпохе, идущей за правлением Стиамота.
- Но как это возможно? - нахмурился Валентин. - Не говоря уж о такой малости, как наложенное на город проклятие, которого не посмел бы нарушить ни один пьюривар, на нашем континенте в то время вообще не осталось пьюриваров. Стиамот согнал их всех в зимроэльские резервации, и тебе это прекрасно известно. Здесь что-то не так.
- Но там похоронен не пьюривар, ваше величество.
- Что такое?
- Там похоронен человек. Понтифик, если верить Хиээкраад.
Валентин был поражен не меньше, чем если Аарисиим взорвал бы что-нибудь у него под носом.
- Понтифик! Здесь, в Велализьере?
- Так говорит Хиээкраад. Опознание не вызывает сомнений. Знаки на стене гробницы - символ Лабиринта и все такое прочее, церемониальные предметы, найденные рядом с телом, надписи - все указывает на то, что это могила понтифика, и ей несколько тысяч лет. Так она говорит - по-моему, это правда. Ватиимераак все это время стоял у нее над душой, и она слишком боится его, чтобы решиться солгать.
Валентин встал и заметался по палатке.
- Клянусь Божеством, Аарисиим! Если это правда, мне должны были сообщить об этом, как только узнали. Или хотя бы при моем прибытии сюда. Чтобы от меня скрывали могилу древнего понтифика? Невероятно. Невероятно!
- Это Магадоне Самбиса запретила рассказывать об открытии. О нем не собирались объявлять публично. Даже рабочим ничего не сказали. Только археологи были посвящены в тайну.
- Это тоже Хиээкраад говорит?
- Да, ваше величество. Говорит, Магадоне Самбиса отдала такой приказ в тот же день, как гробницу обнаружили. А доктор Гуукаминаан, мол, с ней не соглашался - они даже поссорились, но в конце концов он сдался. А потом случилось это убийство и стало известно, что вы собираетесь в Велализьер. Тогда Магадоне Самбиса собрала весь свой штат и снова повторила, что вам ничего говорить нельзя. Каждому, кто знал, особо наказали скрывать эту тайну от вас.
- Невероятно, - пробормотал Валентин.
- Когда начнете разбираться, не выдавайте Хиээкраад, ваше величество, - серьезно попросил Аарисиим. У нее будут большие неприятности, если Магадоне Самбиса узнает, что это она проговорилась о гробнице.
- Не у одной Хиээкраад будут неприятности, - Валентин сбросил ночную сорочку и стал одеваться.
- Еще одно, ваше величество. Этот киванивод, Торккинууминаад, сейчас как раз там, у гробницы. Там он творит свои молитвы. Я узнал это от Ватиимераака.
- Превосходно. - Голова у Валентина шла кругом. - Деревенский киванивод бормочет пьюриварские молитвы у гробницы понтифика! Просто великолепно. Приведи ко мне Магадоне Самбису, Аарисиим.
- Ваше величество, сейчас совсем еще рано...
- Ты слышал, что я сказал?
Метаморф низко поклонился и отправился за Магадоне Самбисой.


- Вы находите гробницу древнего понтифика, Магадоне Самбиса, и умалчиваете об этом? И когда ныне царствующий понтифик приезжает к вам на раскопки, вы и от него скрываете это известие? Право же, мне трудно в это поверить.
До рассвета оставался еще час. Магадоне Самбиса, поднятая с постели, казалась еще более бледной и изнуренной, чем вчера, и в глазах у нее появился страх. Однако она сохранила часть той несгибаемой воли, которая вознесла ее на высоты своей профессии, и в голосе слышался даже некоторый вызов:
- Кто рассказал вашему величеству об этой гробнице? Валентин пропустил дерзкий вопрос мимо ушей.
- Ведь это по вашему приказу все хранили молчание?
- Да.
- Вопреки настойчивым возражениям доктора Гуукаминаана, как я слышал? Ярость исказила ее черты.
- Я вижу, вам все успели рассказать. Кто это был? Кто?
- Позвольте напомнить вам, госпожа, что это я здесь задаю вопросы. Так это правда, что Гуукаминаан был против сохранения тайны?
- Да, - очень тихо ответила она.
- Почему?
- Он смотрел на это, как на преступление против истины, - все так же тихо сказала Магадоне Самбиса. - Вы должны понять, ваше величество - доктор Гуукаминаан был беззаветно предан своей работе. А она, как и у всех нас, заключалась в раскрытии неизвестных сторон нашего прошлого с помощью археологических методов. Он посвятил этому всего себя, он был ученым в полном смысле слова.
- Следует понимать, что вы не настолько преданы своему делу?
Магадоне Самбиса покраснела и пристыжено отвела глаза.
- Признаю, что мои действия могут привести к такому выводу. Но иногда даже истина должна, хотя бы на время, уступить тактическим соображениям. Вы как понтифик, конечно, не станете этого отрицать. У меня были причины, достаточно веские, на мой взгляд, не спешить с обнародованием открытия гробницы. Доктор Гуукаминаан не соглашался с моей позицией, и мы с ним долго и упорно сражались. Это был первый случай, когда мы, два руководителя экспедиции, не сошлись во мнениях.
- И в конце концов возникла необходимость его убрать? Потому что он сдался с большой неохотой, и вы не были уверены, что он будет молчать?
- Ваше величество! - в приступе шока вскричала она.
- Мотив довольно весомый, не так ли?
Она беспомощно воздела руки, обратив ладони вверх, и смогла ответить далеко не сразу. Но, начав говорить, она овладела собой.
- Предположение вашего величества для меня оскорбительно. Да, я виновна в том, что умолчала о гробнице. Но клянусь вам - к смерти доктора Гуукаминаана я не имею никакого отношения. Не могу передать, как я восхищалась этим ученым. У нас бывали профессиональные разногласия, но... - Она с опустошенным видом потрясла головой и добавила еле слышно: - Я его не убивала и не имею представления, кто это сделал.
Валентин решил на время удовлетвориться этим. Ему трудно было поверить, что она всего лишь разыгрывает свое горе.
- Хорошо, Магадоне Самбиса. Объясните, однако, почему вы решили скрыть находку гробницы?
- Сначала мне придется рассказать вам старую пьюриварскую легенду, которую я услышала от киванивода Торккинууминаада в тот самый день, когда ,k нашли гробницу.
- Это так необходимо?
- Совершенно необходимо.
- Хорошо, рассказывайте, - вздохнул Валентин. Магадоне Самбиса облизнула губы и перевела дух.
- Был один понтифик, и жил он в те времена, когда Стиамот уже завоевал пьюриваров. Юношей понтифик сам участвовал в войне. Ему поручили охранять пленных пьюриваров, и он слышал то, что они рассказывали вечерами у костров. Так он узнал о Велализьерском Кощунстве - о том, как Последний Царь принес в жертву двух морских драконов и о разрушении города, последовавшем за этим. Услышал он также о снесенной Седьмой пирамиде и о святилище под ней, которое пьюривары называли Храмом Крушения. Они говорили, что там со дня Кощунства замурованы некие предметы - если пользоваться ими умеючи, они дадут своему обладателю божественную власть над силами пространства и времени. Юноша запомнил этот рассказ и после, когда стал понтификом, приехал в Велализьер с намерением найти святилище Седьмой пирамиды, Храм Крушения, и открыть его.
- Чтобы найти эти волшебные предметы и с их помощью приобрести божественную власть над силами пространства и времени?
- Именно так.
- Я уже начинаю понимать, к чему это привело.
- Возможно, ваше величество. Легенда далее гласит, что он пришел к разрушенной пирамиде, прорыл траншею и прошел по каменному коридору к стене святилища. А потом он приготовился взломать эту стену.
- Но вы сказали мне, что седьмое святилище осталось нетронутым. Никто не входил в него с тех пор, как город был покинут - так вы по крайней мере думали.
- Так оно и есть.
- Значит, этот понтифик...
- Уже совсем собрался взломать стену, когда пьюривар, укрывшийся ночью в тоннеле, выскочил из мрака и пронзил его сердце мечом.
- Погодите-ка. Пьюривар ?Я уже говорил об этом с Аарисиимом. Не говоря уж о том, что в Альханроэле тогда не осталось ни одного пьюривара, потому что Стиамот выселил их всех в Зимроэль - над этим местом тяготело прокля тие, и никто из аборигенов сюда бы и близко не подошел.
- Никто, кроме хранителей святилища, которых проклятие не касалось.
- Хранители? Что еще за хранители? Впервые слышу о них.
- Я тоже не слышала, пока Торккинууминаад не рассказал. Но в дни разрушения города, видимо, было решено оставить здесь небольшой отряд караульщиков, чтобы никто не смог вломиться в седьмое святилище и завладеть его сокровищами. Хранители несли свою службу на протяжении столетий и все еще были здесь, когда понтифик явился разграбить святилище. Один из них спрятался в тоннеле и убил понтифика, не дав пробить стену.
- И слуги понтифика похоронили его прямо здесь? Но почему?
- Чтобы замять дело, естественно, - улыбнулась Магадоне Самбиса. - Посудите сами, ваше величество: понтифик приезжает в Велализьер, чтобы найти запретное сокровище, и его убивает пьюривар, неведомо откуда взяв шийся в давно покинутом городе. Весьма неприглядная история, вы не находите?
- Да, пожалуй.
- Чиновники из свиты понтифика, конечно же, не хотели предавать огласке тот факт, что понтифика убили прямо у них на глазах. Не желали они разглашать и историю о тайном святилище - ведь могли найтись и другие охотники. И, само собой, им не хотелось рассказывать, что понтифик погиб от руки пьюривара - это открыло бы заново раны недавней войны и могло привести к новым гонениям.
- Поэтому они все скрыли, - заключил Валентин.
- Совершенно верно. Они выкопали могилу в дальнем углу руин, похоронили понтифика с подобающими, насколько было возможно, обрядами, вернулись в Лабиринт и сообщили, что правителя в древнем городе сразила какая-то неизвестная болезнь и они сочли за благо похоронить его там же на месте. Его звали Горбан. Так гласит надпись в гробнице. Понтифик Горбан, четвертый после Стиамота. Он действительно существовал. Я проверяла в Палате Летописей. Там есть его имя.
- Я такого не помню.
- Что ж, он ведь ничем не прославился. И разве возможно упомнить их всех? За минувшие тысячелетия их были сотни и сотни. Горбан пробыл понтификом недолго, и единственное примечательное событие его правления осталось неизвестным. Я говорю о его поездке в Велализьер.
Валентин кивнул. Он довольно часто останавливался у большого щита близ Палаты Летописей в Лабиринте и смотрел на длинный список своих предшественников, читая имена этих почти позабытых монархов: Мейк, Спурифон, Геслейн, Кандибаль и так далее, и так далее. Возможно, в свое время они были великими мужами, но с тех пор прошли тысячи лет. Без сомнения, среди них есть и Горбан, раз Магадоне Самбиса так говорит; сначала он был короналом и царил на Замковой горе, а с годами сделался понтификом и вздумал посетить этот проклятый город, где умер и был похоронен и предан забвению.
- Занятная история, - сказал Валентин. - Но я не вижу в ней ничего такого, что заставило бы вас умолчать об открытии гробницы Горбана.
- Я сделала это по той же причине, по которой приближенные Горбана скрыли истинные обстоятельства его смерти. Вы, конечно, знаете, что большинство населения и так уже боится этого города. Страшная история Кощунства, проклятие, все эти разговоры о здешних призраках, мрачная слава этого места - вы же знаете, ваше величество, как это действует на простые умы. Я побоялась, что если выйдет наружу вся эта история с Горбаном - тайное святилище, поиски волшебного клада забытым всеми понтификом, убий ство этого понтифика пьюриваром - в обществе поднимется такая кампания против раскопок в Велализьере, что их придется прекратить. Вот и все, ваше величество. Я хотела сохранить свою работу - ничего более.
Эта исповедь далась ей нелегко. Столь энергичная при пересказе легенды, теперь она говорила вяло, почти безразлично. Поэтому Валентин не усомнился в ее искренности.
- А доктор Гуукаминаан не соглашался с тем, что открытие гробницы может стать угрозой вашей работе здесь?
- Нет, он тоже понимал это, но ему было все равно. Правда для него всегда стояла на первом месте. Он принял бы как данность то, что общественное мнение заставило бы закрыть раскопки и здесь никто бы не работал лет пятьдесят, или сто, или все пятьсот. Его убеждения не позволяли скрыть столь примечательный исторический факт. Мы долго боролись, и наконец я вынудила его уступить. Вы уже видели, какой я способна быть упрямой. Но я его не убивала. Захоти я убить кого-то, это был бы не доктор Гуукаминаан. Это был бы киванивод, который как раз и хотел закрыть раскопки.
- Вот как? Вы сказали, что они с Гуукаминааном работали рука об руку.
- В основном да. Я уже говорила вчера, что расходились они только в одном: открывать святилище или нет. Вы знаете, что мы с Гуукаминааном собрались вскрыть стену, как только сможем пригласить вас и коронала Хиссьюна. Но киванивод был категорически против, хотя все прочие наши работы здесь не вызывали у него возражения. Храм Крушения - это святая святых, говорил он, и должен остаться неприкосновенным.
- В этом он, возможно, был прав.
- Вы тоже думаете, что святилище открывать не надо?
- Я думаю, что некоторым влиятельным пьюриварским вождям это было бы крайне нежелательно.
- Но ведь сама Данипьюр дала нам разрешение работать здесь! И она, и все пьюривары высокого ранга понимали, что мы хотим восстановить город - исправить, насколько возможно, вред, причиненный веками забвения. Это не вызвало у них возражений. А чтобы совсем уж увериться в том, что наша деятельность не оскорбит национальных чувств пьюриваров, мы согласились, что среди археологов будет поровну пьюриваров и представителей других рас и что мы с доктором Гуукаминааном будем равноправными руководителями.
- Но когда между вами возник крупный спор, вы оказались более равноправной, чем он?
- В вопросе о могиле Горбана, один-единственный раз - да, - слегка смутилась Магадоне Самбиса. - Но никогда больше. Во всем остальном мы были полностью согласны - например, в том, что святилище следует открыть.
- Но киванивод оспорил ваше решение. Наложил свое вето,
- Он не вправе накладывать вето на что-либо, ваше величество. В соглашении говорится, что любой пьюривар, возражающий против какого-либо "($ работ по религиозным мотивам, может обратиться к Данипьюр, которая и решит дело, посоветовавшись с вами и короналом.
- Да, я сам составлял этот договор.
Валентин на мгновение закрыл глаза и соединил кончики пальцев. Он должен был предвидеть, что проблема наподобие этой рано или поздно возникнет. У этого города слишком трагическая история. Здесь произошли страшные события, и ореол пьюриварской магии все еще висит над этим местом спустя многие тысячи лет.
Он надеялся рассеять эту пелену, посылая сюда ученых, а вместо этого сам запутался в ее темных складках.
Через некоторое время он поднял глаза и сказал:
- Я узнал от Аарисиима, что место, куда удалился для молитв ваш киванивод, и есть гробница Горбана, которую вы так хотели скрыть от меня, и сейчас он находится там. Это так?
- Полагаю, что да.
Понтифик подошел к выходу из палатки и выглянул наружу. Первые бронзовые полосы рассвета пустыни уже прорезали небосвод.
- Вечером я просил вас послать гонцов на его поиски, и вы пообещали это сделать. Вы не сказали, разумеется, что знаете, где он. Но поскольку вы это знаете, прошу вас дать указания своим гонцам. Утром я первым делом хочу поговорить с ним.
- А если он откажется прийти, ваше величество?
- Тогда пусть его приведут силой.


Магадоне Самбиса не преувеличивала: киванивод оказался крайне неприятным субъектом, хотя, возможно, угрозы охранников Валентина притащить его силой повлияли на него в худшую сторону. Лизамон Гультин доставила его к понтифику, невзирая на протесты и проклятия. Пьюриварского колдовства она не боялась и ясно дала понять киваниводу, что лучше ему пойти с ней добром.
Метаморфский шаман был древним, высохшим старцем, и всю его одежду составляли пучки сухой травы вокруг пояса. С шеи на засаленном шнурке свисал амулет отвратительного вида, сплетенный из ножек насекомых и прочего в том же роде. Он был так стар, что кожа его из зеленой превратилась в тускло-серую, а глаза-щелки, горящие от ярости, смотрели на Валентина из толстых складок резинчатой кожи.
- Прошу прощения за то, что помешал вашим благочестивым размышлениям, - примирительно начал Валентин. - Но перед возвращением в Лабиринт я должен уладить кое-какие срочные дела, для чего ваше присутствие необходимо.
Киванивод промолчал, и Валентин продолжил:
- Начнем с того, что в зоне раскопок произошло тяжкое преступление. Убийство доктора Гуукаминаана - это оскорбление не только правосудию, но и науке. Цель моего приезда - выявить и наказать убийцу.
- А я-то здесь при чем? - угрюмо осведомился киванивод. - Ищите убийцу и наказывайте, если считаете это своим долгом. Зачем нарушать силой священное уединение служителя Сущих Богов? Только затем, что так приказал понтифик Маджипура? - Киванивод язвительно рассмеялся. - Понтифик! Что мне его приказы? Я служу только Сущим Богам.
- Вы служите также и Данипьюр, - спокойно ответил Валентин. - А Данипьюр и я вместе правим Маджипуром. - Понтифик указал на Магадоне Самбису и других археологов, людей и метаморфов, стоящих поблизости. - Эти ученые работают здесь по разрешению Данипьюр, и вы находитесь в Велализьере по ее же указанию, в качестве духовного советника для представителей своего народа.
- Я здесь потому, что Сущие Боги потребовали этого - иных причин нет.
- Пусть так. Однако сейчас вы стоите перед вашим понтификом и должны отвечать на его вопросы.
Шаман ответил злобным взглядом исподлобья.
- В руинах Седьмой пирамиды было обнаружено святилище, - продолжал Валентин. - И покойный доктор Гуукаминаан, как я слышал, намеревался его вскрыть. Вы же усиленно возражали против этого - так?
- Так.
- На каком основании?
- Это священное место, и нечистые руки не должны касаться его.
- Как оно может быть священным, если на город наложено проклятие?
- Тем не менее это место священно.
- Хотя никто не знает, что находится там, внутри?
- Я знаю, что лежит там.
- Вы? Каким образом?
- Я - хранитель святилища. Это знание передается из поколения в поколение.
По спине у Валентина прошел холодок.
- Ага, - произнес он. - Хранитель. Законный преемник того, кто несколько тысяч лет назад убил здесь понтифика. Мне сказали, что свои молитвы вы вершили у могилы этого самого понтифика. Это правда?
- Да.
- В таком случае, - Валентин позволил себе улыбнуться уголками губ, - мне придется сказать своим охранникам, чтобы они пристально следили за вами. Потому что я незамедлительно намерен, друг мой, отдать Магадоне Самбисе приказ о вскрытии седьмого святилища. И не хочу, чтобы с вашей стороны мне что-то угрожало.
Это потрясло киванивода. Он стал менять свои очертания, то сокращаясь, то удлиняясь - контуры его тела таяли и восстанавливались с умопомрачительной скоростью.
Даже археологи - и люди, и двое гхайрогов, и тесная кучка метаморфов - смотрели на Валентина так, словно никак не могли постичь смысл его слов. Тунигорн, Миригант и Насимонте тоже стояли, как громом пораженные. Туни горн сказал что-то Мириганту - и тот в ответ лишь пожал плечами, и растерянный Насимонте повторил его жест.
- Вы серьезно, ваше величество? - сдавленным голосом произнесла Магадоне Самбиса. - Ведь совсем недавно вы говорили, что святилище лучше оставить в покое.
- Я? - Валентин покачал головой. - О нет. Как скоро вы сможете приступить к работе?
- Сейчас... - И она забормотала себе под нос: - Техника записи, свет, инструменты... Мы можем подготовить все через полчаса.
- Хорошо, приступайте.
- Нет! Не бывать этому! - в ярости завопил Торккинууминаад.
- Так будет, - сказал Валентин. - И мы с вами будем присутствовать при этом. - Он поманил к себе Лизамон Гультин. - Поговори с ним, Лизамон, и объясни, что ему лучше сохранять спокойствие.
- Неужели вы это серьезно, понтифик? - недоверчиво повторила Магадоне Самбиса.
- О да. Серьезнее некуда.


Казалось, что день тянется целых сто часов.
Каменную стену в любом случае не так легко взломать. Вскрытие же этой стены было столь символично и столь чревато политическими осложнениями, что все делалось с утроенной осторожностью.
Первую стадию работ Валентин переждал наверху. Ему объяснили, что в подземелье сейчас протягивают осветительные провода и вентиляционные трубы, а также выясняют с помощью дефектоскопических приборов, не рухнет ли потолок, если стена будет сломана, и нет ли с внутренней стороны самого святилища чего-либо, что может пострадать в процессе вскрытия.
Все это заняло несколько часов, и наконец наступил решающий момент.
- Желаете присутствовать, ваше величество? - спросила Магадоне Самбиса.
Несмотря на вентиляцию, Валентину трудно дышалось в подземелье. Даже во время его первого визита здесь было достаточно жарко и душно, теперь же, когда вокруг толпилось столько народу, казалось, что воздуха вовсе нет, и приходилось напрягать легкие, чтобы в голове не мутилось.
Археологи, расступившись, пропустили его вперед. Стена святилища ярко белела при сильном свете. Около нее работали пятеро - трое пьюриваров и двое человек. Крепкий Ватиимераак сверлил, археолог Каастисиик, отвечающий за организацию раскопок, помогал ему. Позади стоял Дриисмиил, специалист по древней архитектуре, и представительница человеческой половины Шимраин Гельвойн, тоже архитектор, как видно. Магадоне Самбиса тихо отдавала распоряжения.
Стену разбирали медленно, камень за камнем. Над самыми жертвенными нишами сняли уже около трех квадратных футов белой облицовки. За ней открылась грубая кирпичная кладка толщиной всего в один ряд. Ватиимераак, !.`,.g что-то по-пьюриварски, уже отбивал первый кирпич. Тот отвалился, и показалась еще одна стена, сложенная из таких же черных блоков, что и все подземелье.
Наступила длинная пауза, во время которой многослойную стену замеряли и фотографировали. Потом Ватиимераак возобновил работу. Валентин чувствовал дурноту в этой затхлой атмосфере, но держался.
Ватиимераак остановился, чтобы Каастисиик мог убрать обломки черного камня. Двое архитекторов, выйдя вперед, осмотрели проем, потом посовещались друг с другом и с Магадоне Самбисой. Ватиимераак снова взялся сверлить.
- Дайте кто-нибудь фонарик! - воскликнула Магадоне Самбиса.
Ей передали его по цепи. Она посветила им в отверстие и ахнула.
- Ваше величество, не хотите ли взглянуть? И Валентин при слабом свете разглядел большое прямоугольное помещение, совершенно пустое, если не считать квадратной глыбы темного камня. Последний очень походил на черный опал, пронизанный рубиновыми жилами - из такого же был изваян Конфалюмский трон в замке коронала.
На камне лежали какие-то предметы, но их нельзя было рассмотреть на таком расстоянии.
- Сколько понадобится, чтобы расширить отверстие и пройти? - спросил Валентин.
- Часа три.
- Даю вам два. Я подожду наверху. Позовите меня, когда будет готово. И смотрите, чтобы до меня туда никто не входил.
- Положитесь на меня, ваше величество. Даже сухой воздух пустыни показался ему восхитительным после сырой духоты внизу. По теням, заполнившим впадины далеких дюн, Валентин определил, что день близится к вечеру. Тунигорн, Миригант и Насимонте расхаживали в руинах разрушенной пирамиды, вроон Делиамбер стоял чуть поодаль.
- Ну что? - спросил Тунигорн.
- В стене пробили отверстие. Внутри что-то есть, но мы пока не знаем, что.
- Сокровища? - с алчной усмешкой спросил Тунигорн. - Кучи изумрудов, алмазов и яшмы?
- Да. Все это и еще больше. Несметные сокровища, Тунигорн. Нет ли у тебя с собой вина, Насимонте?
- Как не быть, друг мой. Отменное, мульдемарское.
Герцог подал флягу понтифику, и тот стал пить жадно, будто воду, даже не стараясь распробовать букет.
Тени сгущались, и одна из малых лун показалась над горизонтом.
- Ваше величество, не угодно ли спуститься? - позвал археолог Во-Симифон, и Валентин последовал за ним вниз.
Пролом в стене расширили, и в святилище можно стало пройти. Магадоне Самбиса дрожащей рукой вручила Валентину фонарик.
- Я вынуждена просить ваше величество ничего там не трогать. Вы, безусловно, имеете привилегию войти туда первым, но не забывайте, пожалуйста, что это научная экспедиция. Мы должны заснять все в первозданном виде, прежде чем тронуть что-то хоть пальцем.
- Я понимаю, - заверил Валентин.
Он осторожно переступил через каменную кромку и вошел.
Пол святилища был выложен гладким блестящим камнем, возможно, розовым кварцем. На нем лежал тонкий слой пыли. По этому полу никто не ходил двадцать тысяч лет, подумал Валентин. А человеческая нога здесь вообще не ступала.
Он подошел к черному постаменту в середине и посветил на него фонариком. Да, это опал с рубиновыми жилами - камень Конфалюмского трона. На его блестящей поверхности, лишь едва тронутой пылью, лежала тонкая золотая пластина с затейливыми пыориварскими иероглифами, украшенная кабошонами берилла, сердолика и ляпис-лазури. Точно в ее середине, бок о бок, лежали два длинных продолговатых предмета, похожие на кинжалы из белого камня.
Валентина пронзил благоговейный трепет. Он знал, что это такое.
- Ваше величество! Ваше величество! - позвала Магадоне Самбиса. - Пожалуйста, скажите нам - что вы видите?
Но Валентин не ответил, как будто и не слышал. Он погрузился в воспоминания. Это было восемь лет назад, в решающий час войны с /."ab -f ,(.
Тогда он держал в руке такую же вещь и чувствовал ее странную прохладу, под которой ощущался раскаленный стержень, и слышал идущую из нее тихую музыку, от которой кружилась голова.
То был зуб морского дракона. Его таинственная власть связала Валентина с разумом дракона Маазмоорна, водяного царя далекого Внутреннего Моря. Это Маазмоорн помог Валентину убить на расстоянии вождя повстанцев Фараатаа и прекратить затянувшийся мятеж.
Кому же принадлежат зубы, лежащие здесь?
Валентин, кажется, уже понял, кому. Это Храм Крушения, алтарь Кощунства. Когда-то недалеко отсюда, на платформах из голубого камня, были убиты двое водяных царей. Это не миф. Это было в действительности. Валентин не со мневался в этом, ибо Маазмоорн показал ему это событие как нельзя более ясно. Он знал даже имена убитых царей: одного звали Низнорн, другого Домситор. Один зуб, вероятно, взят у Низнорна, другой у Домситора.
Двадцать тысяч лет.
- Ваше величество! Ваше величество!
- Минуту, - словно с другого конца света ответил Валентин.
Он взял левый зуб, стиснул его в руке и зашипел, когда леденящий холод обжег ладонь. Закрыл глаза и позволил волшебной силе овладеть его разумом. И дух его полетел вдаль, на встречу с морским драконом - то ли с Маазморном, то ли с кем-то другим из этих гигантских существ. Все это время ему слышался колокольный звон, призывная музыка драконова разума.
И вот перед Валентином предстала картина жертвоприношения двух водяных царей, известного как Кощунство.
Валентин знал еще с прошлой своей встречи с Маазморном, что это название неверное. Не было никакого кощунства. Жертва была добровольной - таким образом морские драконы доказали миру свою веру в Сущего, величайшую из всех сил во вселенной.
Именно с этой целью драконы отдались в руки жителей древнего Велализьера. Сами велализьерцы, возможно, и понимали, что они делают, но жители далеких провинций этого знать не могли, поэтому происшедшее нарекли Кощунством. Последний Царь Велализьера был предан смерти, Седьмая пирамида снесена, весь город разрушен и проклят навеки. Но коснуться священных зубов никто не посмел.
Валентин, держа зуб, еще раз увидел, как происходило жертвоприношение. Морские драконы и не думали корчиться от ярости в своих путах, как привиделось ему в кошмарном сне. Церемония приношения в дар живой плоти шла благостно и торжественно. Когда же сверкнули ножи, и громадные существа умерли, и их темные тела были преданы сожжению, волна торжествующей гармонии достигла границ вселенной.
Валентин положил зуб на место и взял другой, сжал его в руке и отдался его власти.
На сей раз музыка была менее стройной, и он увидел перед собой человека средних лет, в старинных одеждах, выдающих сан понтифика. Он шел при свете дымного, мерцающего факела по тому самому проходу, что вел в комнату, где толпились теперь археологи Магадоне Самбисы. Валентин смотрел, как этот понтифик былых времен подходит к белой, незапятнанной стене святилища, как прижимает к ней ладонь и толкает ее, точно надеясь пройти сквозь камень. А после, отвернувшись, делает знак рабочим с кирками и заступами.
Тогда из мрака возник метаморф, длинный, тощий и угрюмый, сделал скользящий шаг вперед и вогнал свой нож снизу вверх прямо в сердце человека в расшитых одеждах понтифика.


- Ваше величество, прошу вас!
Голос Магадоне Самбисы, исполненный муки.
- Да, - отозвался Валентин голосом человека, грезящего наяву. - Иду.
Довольно с него видений. Он положил фонарик на пол, направив его к пролому в стене, чтобы осветить себе путь, и взял драконьи зубы. Держа их на ладонях, чтобы не подпасть под влияние их чар, он двинулся к выходу.
Магадоне Самбиса смотрела на него с ужасом.
- Я же просила, ваше величество, ничего не трогать в святилище, ничего не тревожить...
- Да. Я знаю. Но вам придется простить меня.
Археологи поспешно расступились перед ним, когда он направился к выходу (' подземелья. Все взоры были прикованы к предметам, лежащим на ладонях Валентина.
- Приведи сюда киванивода, - тихо приказал он Аарисииму. Дневной свет почти угас, и руины стали еще таинственнее, как всегда по ночам, когда лунный свет танцует на древних камнях.
Охранник поспешно удалился. Валентин не хотел допускать киванивода к святилищу, пока ломали стену, и Торккинууминаада, несмотря на его громкие протесты, оставили в лагере археологов под охраной других телохранителей Валентина. Теперь двое огромных волосатых скандаров привели его к пирамиде, держа за руки.
Шаман испускал гнев и ненависть, как болото испускает черный газ. И Валентин, глядя в его узкое зеленое лицо, ощутил мощную волну древней магии, зародившуюся в те времена, когда Маджипур был юным и метаморфы одни, никем не тревожимые, бродили по огромной, полной чудес планете.
Понтифик поднял вверх драконьи зубы.
- Знаешь ли ты, Торккинууминаад, что это такое?
Резинчатые веки разошлись, и в узких глазах вспыхнул желтый огонь ярости.
- Ты совершил самое страшное святотатство из всех, какие есть, и за это умрешь страшной смертью.
- Стало быть, ты знаешь, что это?
- Это величайшая святыня! Ты должен сейчас же вернуть их туда, где взял!
- Зачем ты убил доктора Гуукаминаана, Торккинууминаад?
Единственным ответом был очередной злобный взгляд.
"Он и меня убил бы своим колдовством, если бы мог, - подумал Валентин. - Я знаю, что я такое в глазах Торккинууминаада. Я правитель Маджипура и потому представляю собой весь Маджипур. Если бы он мог одним движением обречь на гибель нас всех, он бы это сделал".
Да. Валентин был воплощением Врага, который спустился с неба и отнял у пьюриваров их мир, настроил свои гигантские города на месте девственных лесов и полян, вторгся своими биллионами в тонкую ткань пьюриварской жиз ни. Поэтому киванивод охотно убил бы его, символически убив тем самым весь заселенный человеком Маджипур.
Но магию можно побороть другой магией.
- Смотри, смотри на меня, - сказал Валентин шаману. - Смотри прямо в глаза, Торккинууминаад.
И понтифик сжал в руках два талисмана, взятые из святилища.
Двойная мощь зубов нахлынула на него с ужасающей силой, и в мозгу замкнулась цепь. Он разом испытал весь диапазон ощущений, усиленных даже не вдвое, а многократно - но устоял на ногах и направил свой ум на встречу с разумом киванивода.
Он вошел туда, проник в память шамана и быстро нашел то, что искал.


Полночная тьма. Слабый свет луны. На небе пылают звезды. Кто-то выходит из палатки археологов - пьюривар, очень худой, движущийся с присущей возрасту осторожностью.
Доктор Гуукаминаан, очевидно.
Тощая фигура поджидает его на дороге: тоже метаморф, такой же старый и худой, одетый в причудливые лохмотья.
Это явно киванивод - такой, каким он себя видит.
Какие-то тени возникают позади него - пять, шесть, семь фигур. Все метаморфы - рабочие, судя по виду. Старый археолог их как будто не видит. Он беседует с киваниводом, который размахивает руками. Видно, что они о чем-то спорят. Гуукаминаан качает головой. Новые взмахи рук. Спор продолжается. Судя по жестам, они приходят к согласию.
Валентин смотрит, как они вдвоем идут по дороге, ведущей в сердце руин.
Рабочие выходят из мрака, в котором таились. Они окружают старика, хватают его, затыкают ему рот. Киванивод подходит к ним.
В руке у него нож.


Валентину не было нужды видеть остальное. Он не имел желание наблюдать за чудовищной церемонией расчленения тела на каменной платформе и за последующим возложением головы в нишу святилища.
Он разжал пальцы и с величайшей осторожностью опустил зубы морских драконов на землю рядом с собой.
- Итак, - сказал он киваниводу, чей едва сдерживаемый гнев сменился выражением, почти сходным с покорностью, - думаю, притворяться больше незачем. За что ты убил доктора Гуукаминаана?
- За то, что он хотел открыть святилище. - Киванивод говорит совершенно ровно, без всяких эмоций.
- Да, разумеется. Но Магадоне Самбиса тоже хотела его открыть. Почему же ты не убил ее?
- Он был один из наших и предал нас. Она не в счет. Он был намного опаснее. Мы знали, что ее можно остановить, если настаивать достаточно сильно. Его бы не остановило ничто.
- Однако святилище все равно открыли.
- Да, но только потому, что приехал ты. Если бы не это, раскопки прекратились бы вовсе. Смерть Гуукаминаана показала бы всему миру, что проклятие, тяготеющее над этим местом, остается в силе. Ты приехал и открыл святилище - но проклятие еще настигнет тебя, как настигло когда-то понтифика Горбана.
- Никакого проклятия нет, - спокойно сказал Валентин. - Есть город с трагической судьбой - но проклятия нет. Только нагромождение недоразумений.
- Кощунство...
- И Кощунства не было - было только жертвоприношение. Жители провинций совершили огромную ошибку, разрушив город.
- Ты хочешь сказать, что знаешь нашу историю лучше нас, понтифик?
- Да, хочу. - Валентин отвернулся от шамана и сказал начальнику работ: - Ватиимераак, в твоем поселке живут убийцы. Я знаю, кто они. Ступай туда и объяви всем: если виновные раскаются в своем грехе, они будут прощены, когда пройдут обряд очищения душ. - Лизамон Гультин он сказал: - Что до киванивода, пусть его передадут правосудию Данипьюр. Это ее ответственность. А затем...
- Ваше величество, осторожнее! - крикнул кто-то.
Валентин обернулся. Скандары отступили от киванивода, глядя на свои дрожащие руки так, как будто сильно обожглись. Освобожденный киванивод обратил к Валентину лицо, полное дьявольской злонамеренности.
- Понтифик, - прошептал он, - смотри на меня! Смотри!
Захваченному врасплох Валентину нечем было защититься. Странное оцепенение сковало его, а зубы драконов лежали на земле. Торккинууминаад менял форму, с одуряющей быстротой проходя через ряд гротескных превращений - то у него отрастала целая дюжина конечностей, то полдюжины тел. И от него шли какие-то чары. Они оплели Валентина, как тенета муху. Воздух впереди сгустился и замерцал, откуда ни возьмись налетел ветер. Валентин старался оторвать взгляд от бешеных глаз киванивода - и не мог. Не мог он также заставить себя нагнуться и взять драконьи зубы. Он стоял как скованный. В голове шумело, в груди жгло, и даже перевести дыхание стоило труда.
Ему казалось, что вокруг толпятся призраки.
Дюжина метаморфоз - сто - тысяча...
Гримасничающие лица. Горящие глаза. Зубы, когти, ножи. Целая орда дико скачущих убийц окружила его, освистывая, высмеивая, презрительно окликая...
Он погибал в водовороте древней магии.
- Лизамон! - крикнул он. - Делиамбер! На помощь! - Но он не был уверен, что произнес эти слова вслух.
Однако его телохранители и сами поняли, что дело неладно. Делиамбер первый раскинул свои многочисленные щупальца и стал ворожить в ответ, противопоставляя свою духовную мощь чарам Торккинууминаада. И пока паутина вроонского колдовства опутывала пьюриварского шамана, с другой стороны к киваниводу приблизился Ватиимераак. Он храбро схватил Торккинууминаада, невзирая на чары, и поставил его на колени, заставив коснуться лбом земли у ног Валентина.
Понтифик почувствовал, что колдовская власть отступает, и наконец освободился полностью. Умственная связь между ним и киваниводом порвалась с почти явственным щелчком.
Ватиимераак отпустил колдуна и отошел назад, Лизамон Гультин угрожающе нависла над поверженным, но напряженный момент уже миновал. Шаман .ab " +ao на месте, не шевелясь, и мрачно смотрел в землю, признавая свое поражение.
- Спасибо, - просто сказал Валентин Делиамберу и Ватиимерааку и добавил: - Уведите его.
Лизамон Гультин перекинула шамана через плечо, как мешок с калимботами, и зашагала прочь.


После долгого ошеломленного молчания Магадоне Самбиса отважилась тихо спросить:
- Ваше величество не пострадали?
Валентин только мотнул головой в ответ.
- А раскопки? - с беспокойством продолжила она. - Их не закроют?
- С какой стати? - ответил Валентин. - Здесь еще много работы. - Он отошел немного в сторону и потрогал грудь и горло, все еще чувствуя хватку безжалостных невидимых рук. Но Магадоне Самбиса не оставила его в покое.
- А это? - спросила она, указав на зубы морских драконов. Энергия и уверенность мало-помалу возвращались к ней. - Могу я теперь взять их, ваше величество?
- Да, возьмите. А потом отнесите их назад в святилище и заделайте пробитое вами отверстие.
Она уставилась на него так, словно он на ее глазах превратился в пьюривара, и с негодованием произнесла:
- Как же так, ваше величество? Доктор Гуукаминаан погиб из-за этих зубов! Находка этого святилища была вершиной его деятельности. Если мы замуруем стену опять...
- Доктор Гуукаминаан был истинным ученым, - сказал Валентин, уже не стараясь скрыть свою усталость. И любовь к истине стоила ему жизни. Вы, насколько я вижу, преданы истине не столь беззаветно и потому исполните мой приказ.
- Умоляю вас, ваше величество...
- Нет. Мольбы не помогут. Я сам не претендую на ученость, но свою ответственность понимаю. Есть вещи, которым лучше оставаться погребенными. Эти зубы предназначены не для того, чтобы изучать их и выставлять в музее. Это место - святыня пьюриваров, даже если они сами не понимают всей его святости. Не надо было нам вовсе его трогать. На всей остальной территории раскопки могут продолжаться, но зубы верните на место, а святилище замуруй те и держитесь от него подальше. Ясно?
Она посмотрела на него, не находя слов, и кивнула.
- Хорошо.
Вокруг совсем уже стемнело, и Валентин чувствовал, как парят около него сонмы велализьерских призраков. Костлявые пальцы цеплялись за его одежду, свистящие голоса шептали в уши губительные заклинания.
Ему не терпелось поскорее убраться из этих руин. Он насытился ими до конца дней своих.
- Вели готовиться к отъезду, дружище, - сказал он Тунигорну.
- Прямо сейчас, Валентин? В столь позднее время?
- Прямо сейчас, Тунигорн. - Понтифик улыбнулся. - Ты знаешь, это место почти примирило меня с Лабиринтом! Я чувствую сильнейшее желание вернуться к удобствам повседневной жизни. Пойдем собираться в дорогу. Мы и без того слишком долго пробыли здесь.
Роберт Силверберг. Седьмое святилище


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация